Айзек Азимов. Обнаженное солнце

Опубликовано: 05.08.2009, 09:56
Автор: Айзек Азимов

Страница 1 : Стр. 2 : Стр. 3 : Стр. 4 : Стр. 5 : Стр. 6 : Стр. 7 :


Isaac Asimov. The Naked Sun. 1957. "Позитронные роботы" #3
    ИЛАЙДЖ БЕЙЛИ ПОЛУЧАЕТ ЗАДАНИЕ
Илайдж Бейли упорно боролся со страхом. Сам по себе срочный вызов к государственному секретарю был достаточно неприятен. Срочность означала, что придется воспользоваться самолетом. Это отнюдь не радовало Илайджа Бейли. Но, в конце концов, путешествие самолетом, хотя, конечно, и не удовольствие, но вовсе не означает прыжок в неизвестность. На самолете, как Бейли знал, нет окон. Будет хороший искусственный свет, приличная еда и прочие удобства. - Мне это совсем не нравится, Илайдж. Зачем тебе самолет? Почему не поехать не подземном поезде? - настойчиво твердила Джесси. - Потому что я полицейский, - отвечал Бейли, - и обязан безоговорочно выполнять приказания начальства. Во всяком случае, - он усмехнулся, - если я хочу по-прежнему получать содержание по классу С-7... Джесси вздохнула. С этим трудно было спорить. В самолете Илайдж Бейли неотрывно смотрел на киноэкран, чтобы отвлечься от мыслей об окружающей самолет атмосфере. Он твердил: "Я полностью защищен, самолет подобен небольшому городу". Но он знал, что это не так. Всего лишь несколько дюймов стали защищали его от... от пустоты. Да, да, пустоты, ибо воздух - это пустота. Наверное, сейчас он пролетал над дорогими его сердцу погребенными глубоко под землей городами. Он представлял бесконечно длинные улицы подземных городов, заполненные торопящимися людьми - фабрики, дома, столовые, поезда - всюду привычное тепло и всюду люди, люди... бесконечное множество их. А он один в открытом, холодном, равнодушном пространстве, едва отделенный от него тонкими стенками самолета, он мчится в пустоте... Он пытался сосредоточиться на экране. Та предлагали рассказ об экспедиции в Галактику. Герой-исследователь был жителем Земли. Эти детски-наивные попытки показать, что земляне тоже могут исследовать Галактику, вызывали у Бейли раздражение. На самом деле Галактика была закрыта для них. Галактику освоили жители других миров... Самолет приземлился. Илайдж и его попутчики вышли из самолета и разошлись в разные стороны, так и не взглянув друг на друга. У Бейли еще оставалось время, чтобы закусить перед тем, как поехать в Департамент юстиции. Кругом царила привычная его сердцу атмосфера. От аэропорта тянулись во всех направлениях бесконечные коридоры, наполненные гулом и шумом людских голосов. Он почувствовал себя в полной безопасности в чреве Земли. Страх прошел, и ему лишь хотелось принять душ, чтобы почувствовать обычную бодрость и уверенность. Для получения направления в душ Бейли следовало предъявить свое удостоверение, а также официальный вызов в Департамент юстиции. После проверки предписания с нужными подписями и печатями ему выдали направление согласно его индексу жизни (С-7). Получив в душевой причитающееся ему количество воды, Бейли почувствовал себя освеженным и готовым к визиту в Департамент юстиции. Странно, но теперь он не чувствовал никакого беспокойства. Государственный секретарь Альберт Минним, крепко скроенный небольшого роста человек с седеющими висками оставлял ощущение благополучия, щеголеватой опрятности и легкий запах одеколона. Все это говорило о том, что индекс жизни чиновников Департамента юстиции был достаточно высок. Бейли почувствовал себя неуклюжим, громоздким и отнюдь не щеголеватым. - Я рад видеть вас, инспектор, - ласково произнес Альберт Минним и протянул ему ящик с сигарами. - Только трубку, сэр, - ответил Бейли, вытаскивая ее из кармана. В ту же секунду он пожалел о сказанных словах. Сигара помогла бы сэкономить табак, которого ему не хватало, несмотря на недавно полученный индекс жизни С-7 вместо прежнего С-6. - Пожалуйста, я подожду, - снисходительно заметил Минним, глядя, как Бейли набивает трубку тщательно отмеренной порцией табака. - Мне не сообщили причину моего вызова, сэр, - сказал Бейли, заканчивая свою процедуру. - Я знаю. Причина простая, - улыбнулся Минним. - Вы должны выехать для выполнения ответственного задания, вот и все. - А куда поехать, далеко? - О да, весьма. Бейли задумчиво посмотрел на своео собеседника. Все преимущества, а также дефекты нового назначения были ему ясны. Разумеется, его индекс жизни не будет снижен. Бейли, примерного семьянина и домоседа, отнюдь не привлекала перспектива разлуки с женой Джесси и сыном Бентли. И кроме того, всякая новая работа требовала большего напряжения и ответственности по сравнению с его обычными профессиональными обязанностями. Не так давно Бейли расследовал убийство одного спейсера - обитателя Внешних миров, прибывшего на Землю. Он успешно выполнил задание, но перспектива вновь браться за столь же ответственное дело не радовала его. - Не будете ли вы любезны сообщить мне, сэр, далеко ли вы отправляете меня и чем я должен буду заниматься? - спокойно спросил Бейли. Прежде чем ответить, Минним вытянул сигару из ящика, тщательно обрезал ее, зажег, глубоко затянулся и, глядя на медленно тающий в воздухе дымок, раздельно произнес: - Департамент юстиции посылает вас на планету Солярия. Бейли поднялся со стула и внезапно охрипшим голосом спросил: - Вы имеете в виду один из Внешних Миров? - Да, именно так, - Минним избегал его взгляда. - Но это невозможно! - воскликнул Бейли. - Ведь они не пускают к себе жителей Земли. - Обстоятельства иногда меняются, инспектор. Дело в том, что на Солярии произошло убийство. Губы Бейли тронуло слабое подобие улыбки. - Вряд ли это входит в нашу компетенцию, не так ли, сэр? - Возможно, но они попросили помощи. - Попросили помощи? У Земли? - переспросил Бейли. Спейсеры, обитатели других миров, в лучшем случае относилисись к жителям планеты-прародительницы снисходительно-безразлично, а в худшем - с нескрываемым презрением. - Да, это необычно, - согласился Минним, - но это факт. Они просят прислать к ним квалифицированного детектива. Это решение принято в результате дипломатических переговоров на высочайшем уровне. Бейли снова сел. - Но почему именно меня? - тихо спросил он. - Я уже не так молод, мне сорок три. У меня семья. Мне трудно покинуть Землю. - Инспектор Бейли! Мы ничем не можем помочь вам, - сухо ответил Минним. - Если хотите знать, вас выбрали не мы, а они. Они попросили прислать полицейского Илайджа Бейли, индекс жизни С-7. Как видите, ошибки быть не может. - Но я недостаточно опытен для такого сложного дела, - упрямо продолжал Бейли. - Очевидно, им понравилось, как вы расследовали убийство спейсера, имевшее место у нас, на Земле... Во всяком случае, мы ответили согласием. Вам придется ехать, Бейли. О семье не беспокойтесь. Во время вашего отсутствия о ней позаботятся и, кстати, по более высокому индексу жизни, чем ваш нынешний. - Минним помолчал, затем медленно добавил: - Имейте в виду, Бейли, в случае успешного выполнения задания на Солярии ваш индекс жизни будет не менее, чем С-8... а возможно, и... - тут государственный секретарь многозначительно остановился. Бейли чувствовал себя оглушенным. Он, Илайдж Бейли, скромный детектив, будет жить по индексу С-8, а может быть, и... Он будет курить сигары и получать душ каждый день. Да, но для этого он должен отправиться на неведомую Солярию. Покинуть Землю, семью... Ровным, неестественно звучащим голосом он спросил: - Что за убийство, сэр? Каковы факты? Холеными пальцами Минним повертел сигару. - Я не знаю деталей дела, Бейли, - наконец ответил он. - Но кто же информирует меня, сэр? Не могу же я отправиться на чужую планету, не зная ничего об обстоятельствах, связанных с убийством? - Здесь, на Земле, никто ничего не знает. Соляриане не дали нам никакой информации. Вы должны будете узнать все на месте. Отчаянная мысль промелькнула в мозгу у Бейли: "А что, если я откажусь?" Увы, он точно знал, что за отказом последует полная дисквалификация... Минним мягко, но настойчиво повторил: - Вы не можете отказаться, инспектор. Вы должны выполнять свои обязанности. - Какие у меня обязанности по отношению к Солярии! - воскликнул Бейли. - Пусть они идут ко всем чертям! - Я имею в виду обязанности по отношению к нам, Бейли, только к нам. Ведь вы знаете, каковы взаимоотношения между Землей и Внешними Мирами, не так ли? Бейли, так же как любой другой обитатель Земли, знал ситуацию достаточно хорошо. Пятьдесят Внешних Миров, с общим населением значительно меньшим, чем население Земли... Но в военно-техническом отношении каждый из этих миров в отдельности был неизмеримо мощнее Земли. Экономика Внешних Миров держалась на высочайшей технике с широким использованием роботов. - Главное, что закрепляет наше неравенство во взаимоотношениях с ними, - продолжал государственный секретарь, - это наша полная неосведомленность о них. Они знают о нас решительно все. Их посланцы часто прибывают к нам и требуют полной информации. А мы? Как вы знаете, многие годы жители Земли не допускаются на Внешние Миры. У нас появился редчайший шанс побывать на одной из этих привилегированных планет. Всякая ваша информация о Солярии будет чрезвычайно полезной для нас. - Вы хотите, чтобы я занимался шпионажем? - мрачно пробормотал Бейли. - Нисколько! - поспешно воскликнул Минним. - Единственное, что от вас требуется, - это пошире раскрыть глаза и уши. Смотреть, слушать, запоминать - вот ваша обязанность. Вся полученная от вас информация будет подвергнута тщательному анализу и изучению. - Все это так, - задумчиво протянул Бейли, - но... посылать землянина во Внешние Миры довольно рискованно. Как вы знаете, спейсеры нас терпеть не могут. Несмотря на самые благие намерения, мое пребывание на Солярии может вызвать весьма серьезные осложнения в космическом масштабе. Правительство Земли могло бы найти повод, чтобы не посылать меня. Например, сообщить, что я чем-то болен. Обитатели Внешних Миров панически боятся инфекции. Бейли ожидал взрыва негодования со стороны своего шефа, но, к его удивлению, государственный секретарь наклонился к нему и заговорил доверительно: - Я вам сообщу нечто весьма секретное, Бейли. Наши социологи, изучая современное состояние Галактики, пришли к некоторым тревожным выводам. Имеется пятьдесят Внешних Миров, мощных, богатых, широко использующих труд роботов. Во Внешних Мирах живет небольшое количество людей, здоровых и могучих... А мы, перенаселенная, бедная, технически отсталая планета, переполненная людьми физически слабыми. Наша короткая жизнь не идет ни в какие сравнения с долголетием обитателей других миров. Плохи наши дела, Бейли. - Ну пока еще рано опасаться чего-либо, - возразил детектив. - Ошибаетесь, Бейли, совсем не рано. Возможно, наше поколение еще не столкнется с реальной опасностью. Но у нас есть дети... Перенаселение Земли все больше прогрессирует. Уже сейчас на Земле около восьми миллиардов людей. Социологи опасаются дурного поворота событий. Жителей Внешних Миров пугает все возрастающее население Земли. Возможно, в какой-то момент они решат, что с нашей планетой следует покончить... Таков плачевный прогноз. Бейли растерянно взглянул на собеседника. - Что же вы от меня хотите? - неуверенно спросил он. - Вы должны получить там необходимую информацию. Мы знаем о них только то, что немногие посещающие нашу планету спейсеры благоволят сообщить нам, и больше ничего. У них есть сила. Но, черт побери, ведь есть же у них и слабости, не так ли? А вот о них-то мы не имеем ни малейшего представления. Только зная их уязвимые места, мы получим шанс спасти себя и своих потомков от гибели. - В таком случае, следовало бы позвать туда кого-либо из социологов, не так ли, сэр? Минним покачал головой. - Мы не можем посылать к ним того, кого хотим. Они просят детектива. Очень хорошо. В конце концов, детектив тот же социолог, но социолог в действии, не так ли? Мы знаем, что вы справитесь, Бейли. - Благодарю вас, сэр, - машинально произнес Бейли. - Ну, а что, если я попаду в беду? Государственный секретарь пожал плечами. - В работе детектива всегда имеется некоторый риск, - небрежно сказал он. - Во всяком случае, уже поздно что-либо обсуждать. Все подготовлено. Время вашего отлета установлено. Бейли напрягся. - Когда же я должен улететь? - Через два часа, - последовал быстрый ответ. - Но я хотел бы съездить домой. Моя жена... - начал было Бейли. - Мы позаботимся о вашей семье, - прервал его Минним. - Ваша жена не должна ничего знать о вашей поездке. Мы объясним ей, что вы некоторое время не сможете писать ей. Итак, решено. Дорогой Бейли, мы все должны выполнять свой долг. А теперь вам пора на ракетодром. Бейли был единственным пассажиром огромного межзвездного корабля. Согласно стандартам гигиены Внешних Миров его долго и тщательно мыли и очищали от многочисленных микробов, по отношению к которым земляне имели иммунитет, но которых панически боялись обитатели Внешних Миров, живущие в стерилизованной атмосфере. После всех гигиенических процедур по каким-то переходам Бейли провели внутрь огромной ракеты. Здесь его ожидал робот. - Вы полицейский инспектор Бейли? - глухо спросил робот. Его глаза тускло светились красноватым светом. - Да, это я, - быстро ответил Бейли. Волосы на его голове зашевелились. Как и все жители Земли, он плохо переносил роботов. Правда, он знал одного удивительного робота... Дэниел Оливо было его имя. Дэниел был его партнером по расследованию убийства спейсера на Земле. Он был... Ну, да что вспоминать о нем. - Пожалуйста, следуйте за мной, господин, - промолвил робот и осветил трап. Двигаясь за своим проводником, Бейли поднялся по трапу и по новым длинным переходам проследовал в большой салон. - Это - ваше помещение, господин, - сказал робот. - Просьба не покидать его в течение всего путешествия. "Ну еще бы, - про себя усмехнулся Бейли, - здесь я безвреден. Никакой инфекции. Наверное даже коридоры, по которым я проходил, сейчас дезинфицируют, а робот пройдет специальную обработку". - Здесь имеются все удобства, - продолжал робот, глядя на Бейли красными глазами, - я буду подавать вам еду и все, что потребуется, господин. Если вы захотите полюбоваться видом окружающего пространства, можно открыть вот этот люк. При слове "пространство" Бейли передернуло. - Все в порядке, парень, - быстро сказал он, - пусть люк останется закрытым. Бейли употребил выражение "парень", которым земляне обычно называли роботов. Робот наклонил свое большое металлическое тело в почтительном поклоне и удалился. Бейли остался один. Во всяком случае, помещение герметично закупорено, и он надежно огражден от внешнего пространства. Бейли с облегчением вздохнул. Из микрофона послышался металлический голос. Робот инструктировал Бейли, как вести себя в условиях ускорения при подъеме корабля. Бейли ощутил толчок, огромный корабль завибрировал, раздался грохот, сменившийся гулом и жужжанием реактивных двигателей. А вскоре наступила гнетущая тишина. Корабль двигался в космическом пространстве. Бейли ничего не ощущал. Все вокруг казалось ему нереальным. Он повторял себе, что с каждым мгновением на многие тысячи миль отдаляется от дома, от погребенных под землей городов, от Джесси... Но и это почему-то не фиксировалось в его мозгу. Ощущение времени стерлось. Недели или месяцы... - этого он не знал, - тянулись однообразно, без всяких событий. Бейли знал одно - он отдалялся от Земли на многие световые годы. Он не мог знать точно, на сколько. Никто не Земле не имел ни малейшего представления о том, где находится Солярия: давно миновали дни, когда земляне покоряли космические просторы и основывали новые миры. В салон вошел робот. Его мрачные, с красноватым отливом глаза взглянули на ремни, которыми Бейли был прикреплен к креслу. Робот ловко поправил застежку, внимательно оглядел все помещение и отчетливо произнес: - Мы прибудем на Солярию через три часа, сэр. Пожалуйста, не покидайте ваше кресло. За вами придет господин, который проводит вас в вашу резиденцию. - Минуточку, - сказал Бейли. Пристегнутый к креслу ремнями, он чувствовал себя совершенно беспомощным. - Какое время суток это будет? - Согласно среднему галактическому времени это будет... - Да нет, о, дьявол, по местному времени, парень, по местному, - почти закричал Бейли. Но робот невозмутимо продолжал: - Сутки в Солярии равняются двадцати восьми, запятая, тридцати пяти стандартным часам. Солярийный час состоит из десяти декад, каждая из которых в свою очередь состоит из ста сектад. По расписанию мы прибываем на ракетодром в двадцатую декаду. Бейли остро возненавидел робота. За точность, за непонятливость и за то, что он, Бейли, проявлял перед роботом слабость. - Это будет день или ночь? - спросил Бейли хрипло. - День, господин, - спокойно ответил робот и вышел. Бейли вздрогнул. О, дьявол! Он должен будет ступить на поверхность незнакомой планеты днем, не защищенный ничем от солнечного света, от окружающего пространства... Не будет даже иллюзорных стен темноты... Но он не смеет проявлять слабость перед обитателями Солярии. Будь он проклят, если он это сделает. Сурово поджав губы, Бейли закрыл глаза и начал упорную борьбу с самим собой, со страхом перед открытым пространством.

    ИЛАЙДЖ БЕЙЛИ ВСТРЕЧАЕТ СТАРИННОГО ЗНАКОМОГО

Напрасно он твердил себе: большинство людей живут в открытых пространствах. Обитатели всех миров, кроме Земли... Когда-то в прошлом и предки землян жили на открытой поверхности Земли. Отсутствие стен не приносило никакого вреда. Это только неприятные ощущения без привычки. Но все это мало помогало. Нет, он не справится... Он живо представлял себе, как те, кто встретят его (в носу у них, разумеется, будет дезинфицирующий фильтр, а на руках перчатки) будут с презрением взирать на него, жалкого и трясущегося землянина. Даже не с презрением, а просто с отвращением... Корабль остановился, привязанные ремни сами расстегнулись, а Бейли продолжал сидеть в кресле. Он чувствовал страх перед Солнцем, светом и пустотой. Открылась дверь. Краем глаза Бейли увидел высокую фигуру человека с бронзовыми волосами. "Наверное, один из тех гордых самоуверенных потомков землян, которым сейчас принадлежит вселенная", - неприязненно подумал Бейли. Спейсер заговорил. - Коллега Илайдж? Бейли порывисто вскочил с кресла. Некоторое время он стоял, уставившись на вошедшего. У него было прекрасное, идеально правильное лицо, пропорциональное телосложение и безмятежно спокойные, ярко-голубые глаза. - Дэниел, о дьявол! - Мне приятно, что вы помните меня, партнер Илайдж, - послышался голос с приятными модуляциями. Чувство огромного облегчения залило Бейли. Он почувствовал непреодолимое желание подскочить к Дэниелу, обнять, крепко встряхнуть его, смеясь, похлопать по спине, словом, проделать все те дурацкие шутки, которые обычно проделывают старинные друзья после долгой разлуки. Но Бейли просто шагнул вперед, протянул руку и произнес: - Вряд ли я смог бы забыть вас, Дэниел. - Это весьма приятно, - повторил тот, с важностью покачивая головой. - Как вы знаете, я-то никак не могу забыть вас до тех пор, пока я исправен. С этими словами Дэниел взял руку Бейли в обе свои и крепко пожал ее. Но Бейли не почувствовал боли от этого крепкого пожатия, наоборот, скорее приятное ощущение. При этом в глубине души он надеялся, что бездонные глаза его собеседника не сумели проникнуть в его сознание и зафиксировать еще не вполне прошедший порыв, когда все его существо было переполнено горячим чувством дружбы. Ибо только проявлением слабости могло быть это чувство, поскольку оно относилось к Дэниелу Оливо, шедевру роботехники планеты Аврора. Стараясь сохранить невозмутимость, Бейли спросил: - А вы тоже привлечены к делу об убийстве, Дэниел? - А разве вам не сообщили этого? Я думал, вы информированы. Сожалею, что сразу не сказал вам. - Разумеется, на идеально безмятежном лице робота не было заметно и тени сожаления. - ...Дело обстояло следующим образом, - продолжал он. - Доктор Ган Фастольф, которого мы с вами встречали на Земле во время нашей прежней совместной работы, предложил правительству Солярии пригласить вас, партнер Илайдж, для расследования преступления. Доктор Фастольф поставил также условием мое участие в деле. Бейли усмехнулся. Доктор Фастольф был спейсером с планеты Аврора, самой могущественной из внешних миров. Совершенно очевидно, что мнение аврорианца котировалось высоко повсюду в Галактике. - Значит, решили запустить в работу проверенную упряжку, а? - шутливо заметил Бейли и вздохнул. Радостное возбуждение, вызванное появлением Дэниела, постепенно улеглось. - Я не могу знать целей доктора Фастольфа, партнер Илайдж. Я знаю, что меня направили сюда, поскольку у меня есть опыт совместной работы с жителями Земли, и я знаком с их особенностями. - Особенностями! - воскликнул Бейли и нахмурился. Ему не понравилось это слово в применении к нему самому. - Таким образом, - невозмутимо продолжал робот, - я принял специальные меры, чтобы вы прямо с корабля попали в закрытое помещение. Я знаю, что вы не переносите открытого пространства, поскольку вы провели всю жизнь в подземных городах вашей планеты. Бейли резко переменил тему. - Здесь на корабле имеется робот (слово "робот" Бейли умышленно подчеркнул), который заботится обо мне. Он выглядит просто как робот, а не как человек. - В голосе Бейли снова послышались злорадные нотки. - Вы уже видели его? - Да, я говорил с ним. - Для чего он предназначен? И как я могу сообщаться с ним? - Он значится под номером Х-9475. На Солярии приняты серийные номера для роботов. Бейли нажал кнопку. Менее чем через минуту появился вызванный робот, тот самый, который не походил на человека. - Ты - номер Х-9475? - спросил Бейли. - Да, господин. - Ты мне раньше сказал, что за мной на корабль прибудет господин. Ты этого господина имел в виду? - Бейли указал на Дэниела. Глаза обоих роботов встретились. Номер Х-9475 произнес: - Его бумаги удостоверяют, что именно он прибыл для встречи с вами, господин. - Тебе что-нибудь говорили о нем раньше? - Нет, господин. - Ты знал, как он выглядит? - Нет, господин. Мне просто сообщили его имя. - Кто сообщил? - Капитан корабля, господин. - Он - солярианин? - Да, господин. Бейли облизнул губы и задал весьма важный вопрос: - Какое имя тебе назвали? - Дэниел Оливо, господин, - ответил номер Х-9475. - Молодец. Можешь идти. Х-9475 отвесил "роботический" поклон и удалился. Бейли повернулся к своему партнеру и задумчиво произнес. - Вы не рассказали мне всей правды, Дэниел. - Не понимаю, партнер Илайдж, - удивленно сказал Дэниел. - Я вспомнил одну странную вещь. Х-9475 совершенно точно сказал мне, что за мной на корабль прибудет человек, понимаете, человек, господин, как он его назвал. Дэниел спокойно слушал и молчал. - Я думал, - продолжал Бейли, - что робот ошибся. Я также подумал, что сначала предлагали послать человека, а потом заменили его вами, а Х-9475 не уведомили об этом. Вы слышали, я проверил это. Робот знал, какие бумаги вы представите и как вас зовут. Но ваше имя было дано не полностью, не так ли, Дэниел? - Действительно, так, - согласился робот. - Ваше имя вовсе не Дэниел Оливо, а Р.Дэниел Оливо, то есть робот Дэниел Оливо. - Вы совершенно правы, партнер Илайдж, - снова подтвердил робот. - Значит, Х-9475 понятия не имел о том, что вы робот. Он считает вас человеком. С вашей внешностью такой маскарад вполне возможен. - Я согласен, партнер Илайдж. - Продолжим. Бейли чувствовал, как его заливает волна странного восторга - он напал на какой-то след. Он любил подобные ощущения и чувствовал себя в родной стихии. - Вряд ли кто-нибудь заинтересован обманывать жалкого робота, - продолжал он с энтузиазмом. - Роботу совершенно все равно, имеет он дело с человеком или с механизмом. Он повинуется приказу. Значит, капитан солярианского корабля и сами солярианские власти не знали, что вы - робот. Это логично, не правда ли? - Я полагаю, это вполне логично, - невозмутимо произнес Дэниел Оливо. - Очень хорошо. Но тогда встанет вопрос: для чего все это делается? Доктор Ган Фастольф, рекомендуя вас в качестве моего партнера, скрывает от солярианцев, что вы робот. Разве это не опасно? - Конечно, опасно. - Но, в таком случае, в чем причина такого странного поведения доктора Фастольфа? - Мне это было объяснено следующим образом, партнер Илайдж, - спокойно ответил человекообразный робот. - Ваше сотрудничество со спейсером поднимает ваш авторитет в глазах соляриан. А контакт с роботом, наоборот, снизит его. Поскольку я уже однажды сотрудничал с вами, было решено, что я предстану перед солярианами в качестве человека, хотя никто в переговорах с ними не подчеркивал этого факта. - А это правда, что Солярия славится производством роботов? - спросил Бейли. - Я вижу, что вы информированы о Солярии, - ответил Дэниел. - Но я ничего, решительно ничего не знаю об этой планете, - возразил Бейли. - В таком случае, я могу передать вам следующую имеющуюся у меня информацию. Из всех пятидесяти Внешних Миров Солярия является первой планетой в вопросе роботехники, как с точки зрения количества, так и разнообразия выпускаемых моделей. Солярия экспортирует специализированные экземпляры роботов на все другие планеты. Бейли кивнул с мрачным удовлетворением. Поскольку Солярия является общепризнанным центром роботехники, доктор Фастольф, посылая своего призового робота, мог руководствоваться чисто человеческими соображениями, не имеющими ничего общего с поддержанием авторитета Бейли. "Не сомневаюсь, что даже солярианские эксперты в области роботехники будут введены в заблуждение Дэниелом Оливо, блистательным роботом с планеты Аврора, - подумал Бейли. - О, дьявол, люди повсюду люди, и ничто человеческое им не чуждо. Даже на могущественных Внешних Мирах". И мысль о том, что все человеческие существа имеют свои слабости, вселила некоторое успокоение в его душу. Вслух он небрежным тоном спросил: - А сколько времени мы будем в пути? - Около часу. Не беспокойтесь, самолет изолирован от внешней среды. Бейли снова почувствовал недовольство. Его почему-то раздражали заботы о нем, как будто он был беспомощным ребенком. Его также раздражали безупречные обороты речи Дэниела. Бейли с любопытством взглянул на него. У Дэниела была чудесная кожа, с бронзовым отливом, покрытая золотистым пушком, выглядевшим особенно по-человечески. Поразительной была его мускулатура. Мускулы двигались по всей коже столь реалистично, что казалось, это живой человек из плоти и крови, великолепное творение природы. Однако Бейли знал, что под этой превосходной кожей находятся не нервы и сухожилия, а металл и механизмы. Его грудь можно раскрыть и произвести необходимый ремонт аппаратуры. Он знал, что в черепе робота помещен позитронный мозг. Превосходный, но все же позитронный. Интересно, что в этом чуде техники могло бы выдавать его происхождение? Скажем, для опытного глаза роботехника. Трудно сказать... Разве только чересчур правильная речь? Или поведение без эмоций? Или, может быть, слишком высокая степень совершенства для человеческого облика? Бейли тряхнул головой - не стоит терять время на бесплодные размышления. - Давайте поговорим о Солярии, Дэниел, - как велика эта планета? - обратился он к роботу, когда они заняли свои места в герметически закрытой кабине самолета. - В диаметре - девять тысяч пятьсот миль, - медленно последовал ответ. - Из трех ближних к Земле планет Солярия самая большая и единственная обитаемая. По климату и атмосфере очень сходна с Землей. Но количество плодородной земли значительно больше, чем на Земле. Зато по минеральным богатствам Солярия намного беднее Земли и ее ресурсы почти исчерпаны. Планета легко может прокормить свое население, а широкое использование труда роботов и их экспорт позволяют поддерживать весьма высокий стандарт жизни. - А как велико население Солярии? - Двадцать тысяч человек. Бейли мягко переспросил: - Вы хотите сказать, двадцать миллионов, Дэниел? - Двадцать тысяч человек, партнер Илайдж, - спокойно повторил робот. - Разве Солярия заселена недавно? - Планета заселена около трехсот лет назад, и более двух веков она независима. Что же касается населения, то оно умышленно поддерживается на уровне двадцати тысяч. Эту цифру соляриане считают оптимальной. - Какую часть планеты занимают эти двадцать тысяч? - Всю ее плодородную часть. На планете имеется также двадцать миллионов функционирующих роботов, партнер Илайдж. - О, дьявол! - воскликнул Бейли, не в силах подавить свое изумление. - Это значит, что на каждого жителя приходится тысяча роботов? - Да, именно так. Это рекордное соотношение даже по сравнению с другими Внешними Мирами, партнер Илайдж. Следующей идет Аврора. Там соотношение пятьдесят к одному. - Для чего солярианам столько роботов? - Роботы используются на полях, в шахтах... заняты выработкой энергии и всех видов изделий. Двадцать миллионов роботов!.. Голова Бейли слегка кружилась. Горсточка людей и миллионы человекообразных машин... Он вспомнил разговор со своим шефом об опасности, угрожавшей Земле. Этот разговор сейчас казался слегка нереальным, но все же Бейли отлично помнил его. Бейли всю свою жизнь был человеком долга. Его долг на планете Солярия состоял в том, чтобы слышать и видеть. Да, открытое пространство страшило его, но он должен работать в любых условиях и не посрамить родную планету. Бейли взглянул на закрытый иллюминатор. - Эта штука открывается? - Прошу прощения, партнер Илайдж, но я не вполне понял смысл ваших слов, - медленно ответил Дэниел. - Я спрашиваю, можно ли открыть этот люк? - нетерпеливо повторил Бейли, - можно ли увидеть... открытое небо... - Да, безусловно. - В таком случае, сделайте это, Дэниел. - Я весьма сожалею, но я не могу допустить этого, партнер Илайдж. Бейли изумленно взглянул на Дэниела. - Послушайте-ка, робот Дэниел Оливо, - подчеркнуто медленно произнес он, - я приказываю вам немедленно открыть этот иллюминатор, слышите? Но Дэниел не сдвинулся с места. - Я должен объяснить вам следующее, партнер Илайдж, - сказал он. - В первую очередь, на мне лежит обязанность оберегать вас от всякого ущерба. Согласно инструкции, полученной от моих господ, а также согласно собственному опыту, я знаю, что вы не сможете перенести вид открытого пространства. Бейли почувствовал, как кровь прилила к его лицу, но он хорошо понимал полную бесполезность своего негодования. Робот есть робот. А Первый Закон роботехники гласит: "Робот ни при каких обстоятельствах не смеет делать ничего, что может причинить вред человеческому существу, а также своей пассивностью допустить, чтобы человеческому существу был причинен какой-либо вред". Конечно, робот обязан повиноваться приказу, но подчиняться приказам было Вторым Законом роботехники, который гласил: "Робот обязан точно и быстро повиноваться приказам, полученным от человеческих существ, за исключением тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону". Поэтому Бейли подавил гнев и постарался как мог спокойнее сказать: - Мне кажется, Дэниел, что я смогу вынести вид открытого пространства в течение некоторого времени. - Не сможете, партнер Илайдж, - возразил робот. - Разрешите мне самому решать такие вопросы, Дэниел. - Если это приказ, партнер Илайдж, то я не подчинюсь ему и помешаю вас открыть иллюминатор. Бейли откинулся на мягкую спинку кресла и задумался. Физическая мощь Дэниела раз в сто превышает его силу. Правда, Бейли мог бы воспользоваться пистолетом. Но что это даст ему, кроме краткого, пусть приятного ощущения своей силы. Опасности уничтожения для робота не существовало. Самосохранение составляло содержание Третьего Закона, который гласил: "Робот обязан защищать себя от любых повреждений, только если подобные действия не противоречат Первому и Второму Законам". А кроме того, Бейли не хотел уничтожить или повредить Дэниела, отнюдь не хотел. - Спросите у пилота, скоро ли мы прибудем, - устало сказал Бейли. - Сейчас я узнаю, партнер Илайдж. - С этими словами робот наклонился вперед и нажал кнопку. Отворилось окошко кабины пилота. В ту же секунду Бейли быстро наклонился вперед и закричал: - Пилот, откройте иллюминатор пассажирской кабины! Бейли быстро нажал кнопку, и окошко закрылось. Человеческая рука не отпускала кнопку. Слегка задыхаясь, Бейли глядел на Дэниела. Тот не двигался. Было такое впечатление, как будто нарушилось какое-то равновесие в извилинах его позитронного мозга. Но, видимо, мозг быстро приспособился к новой ситуации. Рука робота потянулась к кнопке. - Вы не заставите меня убрать руку, не причинив мне боли. Вам придется для этого сломать мне палец, слышите! - воскликнул Бейли. Рука Дэниела приостановила свое движение. "Вперед против вреда". Позитронный мозг должен был взвесить все возможности и выбрать из них какую-то одну. Робот явно колебался. - Уже поздно, - торжествующе продолжал Бейли - Иллюминатор медленно открылся, и внутрь машины ворвались яркие слепящие лучи солярианского солнца. Бейли в ужасе подскочил. Ему захотелось закрыть глаза, но он поборол свое желание. Перед его взором мелькало что-то синее, зеленое, огромное, непонятное. И над всем этим пугающим было ослепительно-белое сияние, исходившее из грозного шара там, высоко в небе. На одно мгновение Бейли заставил себя поднять голову и прямо взглянуть на солярианское солнце. Он смотрел на солнце, решительно ничем не защищенный от его грозного сверканья, он смотрел на обнаженное солнце. Но в тот же миг он почувствовал на своих плечах руки Дэниела, пытавшегося заставить его сесть, и... потерял сознание.

    ИЛАЙДЖ БЕЙЛИ БЕСЕДУЕТ СО ЗНАМЕНИТЫМ СОЛЯРИАНИНОМ

К Бейли медленно возвращалось сознание. Бесстрастное лицо Дэниела склонилось над ним. - Что произошло? - хрипло прошептал Бейли. - Сожалею, партнер Илайдж, что вам был причинен вред, несмотря на мое присутствие, - промолвил Дэниел. - Прямые лучи солнца опасны для вас. В целях вашей же безопасности я вынужден был заставить вас опуститься на место. При этом вы потеряли сознание. Бейли поморщился. Вопрос в том, что он потерял сознание от нервного перенапряжения (или, возможно, страха), или Дэниелу пришлось употребить силу, остался невыясненным. Он пощупал свою голову, челюсти, руки, ноги - все было в полном порядке. Задавать Дэниелу прямой вопрос ему не хотелось. - Ну, что ж, все это не так уж плохо, - сказал он. - Судя по вашей реакции, партнер Илайдж, я бы этого не сказал, - возразил Дэниел. - Ничего подобного, - упрямо повторил Бейли. Красные и черные полосы, мелькавшие перед его глазами, постепенно тускнели. - Жаль только, что я мало увидел. Мы слишком быстро двигались. Интересно, не сердится ли на него Дэниел? Бейли хотелось увидеть на этом совершенном лице следы хоть каких-то эмоций. Конечно, если прямо спросить, то Дэниел ответит отрицательно, и при этом лицо его будет стол же невозмутимо и непроницаемо. - Но вы же сами понимаете, Дэниел, - спокойно сказал Бейли, - мне все равно придется привыкать к этому. Робот посмотрел на своего собеседника. - О чем вы говорите, партнер Илайдж? - Я говорю о том, что мне придется бывать... на открытом воздухе. На этой планете иначе нельзя, не так ли? - Для вас, партнер Илайдж, в этом не будет необходимости, - возразил Дэниел и добавил: - Мы замедляем ход, коллег Илайдж. Полагаю, мы прибываем. Бейли хотел только одного - внутренней уверенности в том, что он сам сумеет позаботиться о себе и выполнить свое задание. Конечно, ощущение открытого пространства крайне тяжело пережить. Но он обязан заставить себя. Это вопрос самоуважения, личного достоинства и, что важнее, - вопрос безопасности его родной планеты. Лицо землянина стало суровым, глаза потемнели. Во что бы то ни стало он заставит себя переносить воздух, солнце, открытое пространство! Когда Бейли, следуя за Дэниелом и встретившим их роботом, по темному переходу прошел из самолета в предназначенный ему дом (дворец, как сказал робот), он почувствовал себя провинциалом, приехавшим в столицу. Комнаты невозможно было сосчитать. Яркий искусственный свет зажигался, как только он входил в какое-либо помещение, и гас, как только он выходил из него. Окон не было. - Не понимаю, к чему столько комнат. Этот дом напоминает целый город, не так ли, Дэниел? - С точки зрения земных масштабов вы правы, партнер Илайдж, - невозмутимо отвечал Дэниел. - По-видимому, вместе со мной будет проживать половина жителей Солярии? - недоумевал Бейли. - Никто, кроме вас. Не считая, разумеется, меня, а также необходимого числа роботов, - ответил Дэниел. Бейли отметил, что Дэниел отделил себя от остальных роботов. - Я спрашиваю про людей, слышите? Про людей? - Кроме вас, никого, партнер Илайдж. - Значит, выгнали всех жителей дома, чтобы я часами мог бродить из одной комнаты в другую, так, что ли? - раздраженно воскликнул Бейли. - Повторяю, все помещения предназначены только для вас, партнер Илайдж. Каждый знатный солярианин владеет подобным домом. - А для чего, как вы думаете, Дэниел, одному человеку столько комнат? - На Солярии считается, что для каждой цели должно быть предназначено отдельное помещение. Вот мы сейчас находимся в библиотеке, - Дэниел указал на стены, заставленные стеллажами с книгами. - Далее идет музыкальная комната, затем спортивные залы, различные мастерские, затем комнаты по контролю и управлению роботами, кухни, кладовые, пекарня, спальни. - О дьявол! А кто все это убирает? - Домашние роботы. Их достаточное количество, не беспокойтесь. Они будут следить за тем, чтобы вам было абсолютно удобно. - Но мне не нужно всего этого! - воскликнул Бейли. У него пропало всякое желание продолжать обход комнат. - Вы можете находиться в том помещении, которое вы выберете, партнер Илайдж, но так как обычаи Солярии требуют большого дома, решено было его построить. Бейли с изумлением воззрился на своего собеседника. - Вы хотите сказать, что эта огромная штука была выстроена специально для меня? - Вы забываете, партнер Илайдж, что вся экономика планеты Солярия построена на труде роботов и таким образом... - Я понимаю... - прервал робота Бейли. - Ну, а что они сделают с домом после моего отъезда? - Я полагаю, они уничтожат его. Бейли поджал губы. "Ну, конечно, как это я не догадался, - подумал он. Сначала выстроили огромное здание для одного-единственного человека с Земли, а затем поспешно снесут его. И даже, наверное, простерилизуют почву, на которой он стоял. Все дезинфицировать, даже воздух, которым дышал человек с Земли. Жители Внешних Миров, возможно, сильны и могущественны, но все же они подвластны глупым страхам". Дэниел как будто прочел мысли Бейли. - Дело не только в страхе перед инфекцией. Просто солярианам ничего не стоит - как соорудить любое гигантское здание, так и разрушить его. Этот дом по закону подлежит сносу. После того, как мы выполним свою миссию. Он расположен в поместье правителя Груэра. А в каждом поместье может быть только один дома, это закон. На строительство данного здания было получено особое разрешение. - А кто такой правитель Груэр? - спросил Бейли. - Глава Департамента Безопасности Солярии. Мы вскоре познакомимся с ним. - Вы думаете? - вздохнул Бейли. - Когда я только начну разбираться в чем-нибудь? Пока я двигаюсь в пустоте и мне не очень-то по душе такое состояние, Дэниел. Дэниел, как всегда бесстрастно и как всегда кстати, ответил: - Я сожалею, что вы раздражены, партнер Илайдж. Конечно, запас моей информации значительно превышает ваш. Но в вопросе убийства, имевшем здесь место, мои знания столь же малы, как и ваши. Я полагаю, правитель Груэр сообщит нам все, что нужно. Так распорядилось правительство Солярии. - В таком случае, поехали к этому Груэру! - воскликнул Бейли. - Как далеко придется ехать? - Сердце его екнуло при мысли о том, что придется выйти из открытого помещения, и знакомое стеснение в груди охватило его. - Нам никуда не надо ехать, партнер Илайдж. Правитель Груэр будет ожидать нас в специальном помещении для бесед. - Специальное помещение для бесед? - пробормотал Бейли и добавил громче: - Он сейчас ожидает нас? - Я полагаю, да. - В таком случае, поспешим. Ханнис Груэр был тщедушным человеком средних лет с совершенно лысым черепом. Бейли всячески старался из деликатности отвести взгляд от лысины Груэра, но она почему-то притягивала его. По мнению землян, спейсеры всегда были высокими, стройными красавцами с бронзовой кожей и вьющимися волосами, с надменно-аристократическими манерами, настоящими повелителями Вселенной. Словом, они выглядели так, как выглядел робот Дэниел Оливо. Те обитатели Внешних Миров, которые посещали Землю, всегда отвечали этим описаниям. Но вот Бейли увидел не простого спейсера, а одного из правителей Внешних Миров. И что же... он оказался обыкновенным маленьким лысым человечком. - Добрый день, сэр. Сожалею, что заставил вас ждать. С такими словами Бейли чуть было не направился к сидевшему в противоположном углу чудовищно огромной комнаты человеку, чтобы протянуть ему руку, но он вовремя подавил свой порыв. Вряд ли бы это вызвало бы благополучную ответную реакцию. Пожать руку землянина с опасными микробами... Груэр сидел, величавый и важный, в одеянии с длинными рукавами, которые целиком закрывали его руки. Вероятно, в ноздрях у него были фильтры, хотя незаметные. Бейли почудилось, что Груэр неодобрительно взглянул на Дэниела, как бы удивляясь его тесному контакту с землянином. Значит, Груэр не знал, кто такой Дэниел Оливо. И тут Бейли заметил, что его партнер находится на некотором расстоянии от него, не так, как обычно. Понятно, робот играл роль человека по всем правилам. Груэр заговорил. Его голос звучал дружески, но глаза то устремлялись на Дэниела, то смотрели в сторону, но так или иначе избегали встречаться взглядом с Бейли. - Добро пожаловать на Солярию, господа. Удобно ли вас устроили? - О да, сэр, вполне, - ответил Бейли. Возможно, этикет Галактик требовал, чтобы Дэниел в качестве спейсера вел разговор за двоих, но... Но в конце концов, именно его, инспектора Бейли, призвали расследовать преступление. И вообще он никому ни в чем не собирался уступать, даже истинным спейсерам, а тем более роботу, хотя и столь совершенному, как Р.Дэниелу Оливо. Но Дэниел и не пытался завладеть инициативой разговора. Да и Груэру ответ Бейли не показался странным. Наоборот, теперь он все свое внимание обратил на Бейли. - Вас, очевидно, известно, для какой цели вы приглашены на Солярию, - продолжал Груэр; взмахнув широкими рукавами, он сложил руки на коленях. При этом Бейли с удивлением обнаружил, что на руках у Груэра не было перчаток. - Мы специально не сообщили вам никаких деталей, инспектор, - продолжал маленький лысый спейсер. - Мы хотели, чтобы ваша точка зрения формировалась бы здесь, на месте, и у вас не было никакой предвзятой идеи. Вскоре вы получите полный отчет о случившемся, а также результаты расследования, которое мы сумели провести. Боюсь только, инспектор Бейли, что вы найдете наши методы расследования весьма несовершенными с вашей профессиональной точки зрения. Ведь у нас на Солярии вообще нет полиции. - Как, совсем нет? - спросил Бейли. Груэр улыбнулся и пожал плечами. - У нас не бывает преступлений. Население планеты очень невелико и разбросано по всей ее территории. Нет ни причин, ни оснований для преступлений. Поэтому нет нужды в постоянной полиции. - Но все же, насколько я понимаю, сэр, преступление имело место? - Да, увы. И особенно жаль, что убитый был человеком, потеря которого для нас очень тяжела. Да и обстоятельства убийства бесчеловечны. - Вероятно, у вас нет никаких конкретных подозрений о личности убийцы? Груэр как-то странно посмотрел на Дэниела, который молча восседал в своем кресле. Возможно, Бейли почудилось, но что-то боязливое было в этом взгляде. - Нет, я не могу сказать, что у нас нет никаких подозрений. Фактически, только один человек мог сделать это. - Не хотите ли вы сказать, что только один человек мог совершить преступление? Бейли не любил ясности в самом начале расследования. Одно дело - подозрения, совсем другое - всякие доказательства. Груэр покачал головой. - Именно так. Только один человек мог совершить убийство. Всякий иной полностью исключается. - Даже полностью? - Именно так, уверяю вас. - В таком случае, перед нами нет никаких проблем. - Наоборот. Перед нами очень серьезная проблема. Дело заключается в том, что по некоторым данным и этот единственный подозреваемый никак не мог быть убийцей. - Может быть, убийства вообще не было? - спокойно спросил Бейли. - Нет, к сожалению, было. Правитель Рикэн Дельмар - мертв, это факт. "Хоть что-то определенное стало мне известно... имя жертвы", - подумал Бейли. Он вытащил записную книжку и сделал первую запись. - Доктор Дельмар был фетологом, - продолжал Груэр. Бейли записал незнакомое слово, но воздержался от вопросов. - Ну а теперь, - сказал он с профессиональной деловитостью, - я хотел бы выслушать все обстоятельства дела. Я бы также хотел побеседовать с людьми, наиболее близкими к убитому. - Очевидно, вам придется поговорить с его женой, - мрачно сказал Груэр. - Ее зовут Гладия. - Есть ли у них дети? - спросил Бейли, не поднимая глаз от записной книжки. Не получив ответа, он поднял голову и повторил вопрос. У Груэра на лице появилось выражение отвращения, как будто он выпил стакан уксуса. Он пробормотал: - Во всяком случае, я не мог получить информацию по этому вопросу. Но, прежде всего, - поспешно добавил Груэр, - вам следует хорошенько отдохнуть, мистер Бейли. Вы, наверное, устали и проголодались. Бейли вдруг почувствовал, что слово "еда" в данный момент таит для него необычайное очарование. - Может быть, правитель Груэр, вы составите компанию моему коллеге и мне? - вежливо обратился Бейли к своему собеседнику. Конечно, он понимал, что эта идея абсурдна, но все же... ведь старик назвал его не "инспектор Бейли", а "мистер Бейли"? Это уже было кое-что... Груэр ответил, что он, к сожалению, не может принять участие в трапезе, так как его ждут неотложные дела. Бейли встал. Вежливость требовала, чтобы он проводил Груэра до двери. Но, во-первый, он не очень-то стремился подходить к двери, возможно, ведущей в открытое пространство, а во-вторых, он точно не знал, где она расположена. Пока он стоял в нерешительности, Груэр с улыбкой кивнул ему и сказал: - Мы еще увидимся. Ваши роботы знают, как устроить встречу, если вы захотите поговорить со мной. С этими словами Груэр исчез вместе со своим стулом. Именно исчез, провалился как сквозь землю. В одно мгновение стены, пол и обстановка комнаты изменились до неу
Страница 1 : Стр. 2 : Стр. 3 : Стр. 4 : Стр. 5 : Стр. 6 : Стр. 7 :

Ключевые слова:
Бейли
Илайдж
Дельмар
партнер
Солярии
Либиг
Груэр
роботы
убийства
Земли
господин
Книги о роботах
робот
робототехника


Айзек Азимов. Заминка на праздновании Трехсотлетия
  • ...
  • Вернуться в рубрику:

    Книги и рассказы про роботов
    Немотивированная агрессия
  • ...

  • Возможно Вас заинтересует:


    Робби. Айзек Азимов



    Если вы хотите видеть на нашем сайте больше статей то кликните Поделиться в социальных сетях! Спасибо!
    Смотрите также:

    Обратите внимание полезная информация.