Уничтожай Роботов, Брат I - Шаг Сержанта Стрельникова

22.07.2008, 09:41
Писатель © Фарбер Владимир (farber_vladimir@mail.ru)
Стиль рассказа: Фантастика, Фэнтези, размер 88К.

Страница 1 : Стр. 2 :

  • Аннотация:
    Этот рассказ является прилюдией к Бей роботов.От сюда вы действительно узнаеете с чего все началось и как должно было идти...

   ФАРБЕР ВЛАДИМИР
  
   УНИЧТОЖАЙ РОБОТОВ, БРАТ I -- ШАГ СЕРЖАНТА СТРЕЛЬНИКОВА
  
   Дверь открылась и в лабораторию Фейда Оникса и его главного помощника Чуви Макунина, гордым шагом вошел принц Весайк, единственный сын императора, которому волей судьбы суждено было в конце концов сесть на трон, если конечно господу не будет угодно прибрать его к себе, принц не успевший пока еще прославиться своей странной привычкой вляпываться в приключения. Он прошел сквозь череду аппаратуры, второстепенных техников и роботов-помощников, прямиком к самому Фейду, задумавшемуся о чем-то, скорей всего о проекте, с которым имел дело. Весайк положил руку на плечо ученого, чем вывел его из задумчивого состояния. Фейд обернулся и с немалым удивлением обнаружил человека, которого не совсем хотел видеть.
  -- Ах, это вы ваше высочество. Что вы желаете? -- Фейд витал высоко в облаках, а потому после прикосновения не совсем вспомнил, о чем думал до этого. -- Вы пришли слишком рано? Еще совсем ничего не готово, так что даже и не знаю...
  -- Мой отец надеется на наиболее быстрые результаты. Я его в этом поддерживаю. - Прервал ученного наследник престола.
  -- Что с вами Весайк. Вы же еще позавчера сами утверждали, чтобы я не торопился, а обдумывал и совершенствовал свои планы и проекты, вы даже дали мне свое слово, а теперь наоборот, я просто не могу работать в таких условиях.
  -- К сожалению за эти дни произошло нечто, что меняет многое. Кажется вас следует посвятить в это дело. Планета Варт, что вам о ней известно?
  -- Варт -- но ведь это дыра, от которой в принципе ничего не зависит и в последнее время не замечал чтобы зависело. Даже и не знаю, что же такого могло там произойти. Конечно триста лет назад там была столица нашей империи, но вряд ли сейчас многие об этом помнят.
  Фейд погрузился в воспоминания о тех десяти годах, которые он провел в молодости на этой планете. Это было еще в ту далекую эпоху, когда она действительно была столицей. Там он невольно заразился странным вирусом, из-за которого и был заморожен на долгие века, совсем недавно был найден способ бороться с вирусом и толпы людей ставших жертвами "Зеленой лихорадки" были возвращены в мир, к нормальному существованию. Может быть именно благодаря этому теперь он, насыщенный знаниями технологии прошлого и получивший доступ к знаниям современного, стал можно сказать гением, с которым никто не мог сравниться. Его разум сам стал производить идеи, которые могли значительно изменить мир.
  -- Любой бунт начавшийся на Варте обычно перерастает в нечто жуткое, -- продолжил принц, -- за триста лет было три таких бунта и моему отцу совсем не хотелось бы, чтобы неожиданно наступил четвертый. Империя к несчастью готова к саморазрушению, так что остается надеяться на лучшее.
  -- Ваше высочество, вы намекаете, что бунт, о котором вы говорите уже начался? Я правильно вас понял? -- Фейд уставился прямо в глаза принца, вынуждая говорить того правду и ничего кроме правды.
  -- Да, а потому советую вам поторопиться. Я прошу от имени всей империи, пока не стало слишком поздно. -- Фейд, поднялся с кресла, он был почти на две головы выше принца и сам скорей походил на вождя, какого-то дикого племени, нежели на робкого ученного, в особенности его странная улыбка минувших лет, могла смутить кого угодно.
  -- Сир, я конечно могу поторопиться, но вы все же не рассчитывайте, что я свершу нечто сверх моих сил. Прогресс естественно будет, но нужно доработать кучу разных мелочей, без которых все остальное сводится к нулю, ошибка может стоить всего проекта и мне это совсем не нравится. Я хотел бы чтобы ваш отец нашел время поговорить со мной, скажем послезавтра... Мне нужно обсудить с ним очень и очень многое. А теперь ваше высочество, мне надо работать, работать и еще раз работать.
  Принц, развернулся и пошел прочь, а Фейд продолжил создание того, что в свое время назвал "Зенера", очень сложного телепорта разума и эго, цель которого помочь человеку в нужный момент оказаться в нужном, но невероятно далеком месте и при этом психологически остаться тем, кем был. Эксперименты обычно производились на животных, что с одной стороны не так уж и противоречило законам, но вот вопрос в том, что может рассказать животное? Как можно понять изменилось оно или нет, получило повреждение разума, или осталось таким же? Нет, совсем неясно.
  Он вновь начал сканировать разум котенка, сохраняя все возможные данные. При этом параллельно подготавливая следующую цель направления. Минут через десять все было полностью подготовлено и Фейд тяжело вздохнув запустил аппаратуру. Котенок сразу же как бы потерял сознание.
  Фейд запустил монитор, подключенный к той самой камере, расположенной в месте, куда был перенесен разум животного, сигналу потребовалось минут десять чтобы преодолев гиперпространство все же вернуться обратно в лабораторию. Стало видно, что хотя котенок попал в тело совсем иного существа, сначала он вел себя довольно нормально, но осознав, что все совсем не то, к чему он привык, начал сходить с ума, безумствовать и вообще подавать все признаки грядущей катастрофы.
  Фейд быстро вернул разум котенка в его исходное состояние, проглядывая не случилось ли что за те десять минут, которые отделяют две эти планеты в гиперпространстве, при этом он начал проверять, какое воздействие на котенка произошло. Были признаки шока и непонимания, но в принципе ничего серьезного. Ученый схватился за подбородок, как бы стараясь сконцентрировать мысли в начинающей побаливать голове.
  -- Нет, так совсем никуда не пойдет. - Осознал он. - Если бы не было этого властвующего давления, то другое дело, но так...Единственный разумный путь действия послать человека... Это значительно объяснит есть ли проблема воздействия на разум.
  -- Я надеюсь, что ты собираешься послать не меня, Фейд!?- Усмехнувшись поинтересовался его единственный и неповторимый помощник.
  -- Тебя? А почему бы и нет? Великолепная идея, а? - На лице Оникса появилась зловещая улыбка. - Нет, не тебя. Кого-то более важного... Себя.
  -- Ты серьезно? Я просто не могу в это поверить. - Чуви действительно был поражен решением друга, скорей глупостью такого решения. - Риск не стоит того, а если с тобой что-то случится? Ты представляешь что тогда будет?
  -- Ты прав, но таким образом мы поставим все точки над "и" и если проект "Зенера" действительно окончен, то можно приступать к следующему, решительному шагу. Если нет и со мной что-то случится, то вряд ли он тогда будет меня волновать.
  -- Ты глупец, я не позволю тебе сделать эту глупость. - Чуви со всех ног бросился к своему боссу, должно быть надеясь выбить из его головы эту глупую идею...
  -- А у тебя никто и не спрашивает разрешения. - Фейд вытащил из кармана странный приборчик и резко направив его на Чуви, нажал на кнопочку, должно быть из аппарата вышли хитрые волны, так-как помощник сразу же ослаб и чуть было не повалился на пол.
  -- Не делай глупостей, Фейд. -Умоляюще крикнул Чуви теряя сознание, но Оникс уже спешил запрограммировать систему на перемещение и возврат, через строго определенное время, он выбрал нужную планету. Далее оставалось только одеть шлем на голову и нажать на кнопку, что он в общем и сделал, мысленно назвав себя идиотом, дураком подобными выражениями. Он даже и не подозревал чем это закончится.
   Разум был направлен на планету, так взволновавшую Весайка, на Варт и вот сознание на миг погасло, превратившись в ничто, затем появилось ощущение, что он видит что-то довольно странное и нереальное, какие-то иглы на темно-синем фоне, а затем зрение вновь обострилось, но вид какой-то излишне незнакомый и немного непонятный. Сознание быстро сконцентрировалось в теле.
   Прежде всего Фейд решил осмотреть свою новую, временную оболочку. Он вытянул руки и чуть было в ужасе не вскрикнул, они были... не то что даже не звериные, они просто были металлическими... Неужели он... ?Неужели он в теле робота?
   Это было дико непонятно и очень странно, да и ощущения были какими-то жутко незнакомыми, а в зрении доминировали отвратительные желтые, зеленые цвета и их странные гибриды, что было просто отвратительно. Фейд вдруг осознал, что находится в самом центре города. Он побрел куда-то, разглядывая горожан, из за мелкого роста своего нового тела, те казались ему просто гигантами и от этого становилось даже смешно.
   Он неспешно брел по городу, слушая разговоры людей, вспоминая язык и вообще стараясь по разговорам понять, что же вынудило Весайка начать так беспокоиться. В принципе люди не слишком откровенничали друг с другом, но на него никакого внимания не обращали, а те, кто все же обращали, бросали на него такой презрительный взгляд, что становилось ясно, роботы для них не более чем игрушки.
  Фейд вдруг задумался, а что если кто-то придумает что-то подобное и пошлет разум в его тело, это будет очень и очень неприятно, он понадеялся, что такое все-таки никогда не произойдет. Он свернул куда-то и вдруг его усиленные слуховые датчики различили голос:
  -- Скорей всего это произойдет сегодня. Особых причин затягивать у нас нет и быть не должно. - Это говорил какой-то странный человек, у него была металлическая рука и какой-то странный, довольно сумасшедший взгляд, он обращался к довольно нормальному юному человеку, испуганно мотающему головой, должно быть не верящему в реальность произнесенного, да и вообще понимающего, что они совсем не на равных со странным собеседником.
  -- Но, сэр, это тысячи, десятки тысяч людей и империя не оставит это безнаказанным. Кара будет по истине тяжелой и не поправимой.
  --Тебя это не должно беспокоить, вся ответственность будет только на моих плечах, если что вы отдадите меня, как единственного виновника всех событий.
  --Сэр, я боюсь, что для империи этого будет мало, очень мало.
  --По моему это тоже низкая цена за нашу победу, но я надеюсь, что мы выкрутимся. --Странный человек повел куда-то своего собеседника и Фейд последовал за ними. Они брели и брели, неизвестно куда из неоткуда к ним выскочил небольшой робот, такой же каким был сейчас Фейд, лишь чуточку отличающийся. Они прошли минуты три, кода вдруг робот остановился, огляделся, словно осознав что-то логичное, но такое необычное и сразу же он начал высматривать что-то, его взгляд остановился на Фейде и робот быстро помчался к нему. И вот он уже рядом осматривает его, дико выпучивая объективы.
  --Фейд. --Произнес робот, странно и откуда от только знает его имя. --Это действительно ты... не возвращайся сюда. Вернувшись, ты совершишь самую большую ошибку в своей жизни... --И в этот самый миг сознание выскочило из тела робота и со стремительной скоростью помчалось обратно в настоящее тело Фейда. Он очнулся испытывая дикие головные боли, тело дрожало в конвульсиях, не желая принимать сбежавший на время разум. Чуви уже пришел в порядок и теперь старался помочь своему сбрендившему хозяину. Он даже ввел ему в вену кубик успокоительного и лишь минут пятнадцать спустя тело Оникса перестало бороться и приняло его таким, какой он есть. Когда он осознал, что вновь в своей лаборатории, он радостно крикнул:
  --Удалось, все работает, как я и планировал, "Зенера" удачна и я готов подписаться под этим. --И все-таки ученный собирался скрыть, что попал в тело робота и что это вообще возможно, нет никто не узнает, мир еще не готов к тому чтобы даже в теории в металлических рассудках начал проявляться разум...
  
   Сан Кайго и два его товарища поспешно брели из столицы в деревню Асенчо, где отец Сана, известный на всей планете человек, сейчас доктор, Весь, бывший в свое время президент планеты, а теперь чуть ли не забытый всеми человек, проживал свои последние выделенные ему судьбой годы. Сан уже давно не видел родителя, должно быть еще с тех пор, когда тот был президентом, так что спешил к нему, как только мог, кто знает как с тех пор тот изменился, может он со всем плох, может сошел с ума, а может и наоборот, в общем в любом случае лучше убедиться в этом самому.
   Путь приятелей лежал, через небольшую ферму, где Сан еще в детстве любил играть с хозяйскими детьми. Сейчас он жутко желал узнать как поживают эти хозяева. Ферма была уже совсем близко и Кайго решил заскочить туда, поговорить со старыми друзьями о минувших годах, да и вообще поглядеть, вдруг они нуждаются в чем. Почему-то Сану стало нехорошо, он ощутил что-то неладно.
   Они приблизились к ферме и тогда один из товарищей Сана, малыш Лент Ант вдруг увидел рядом с домом то, чего там в принципе не должно было бы быть -- наглые фигуры солдат империи, гордо похаживающие, словно они захватили это место. Он сообщил об этом товарищам и те возмущенно начали ругаться. Все трое вытащили свои незаконные бластеры и осторожно побрели туда, старательно пригибаясь, чтобы остаться незамеченными.
   Шаг, еще шаг и вдруг они увидели то, что привело их в дикий ужас... Четверо солдат империи, рядом с ними окровавленные трупы хозяина и хозяйки дома. Двое нагло держат дочь хозяев, третий куда более нагло насилует сопротивляющуюся девушку, а четвертый смотрит похотливыми глазами, должно быть скотина ждет своей очереди. Девушка орет возмущается, старается брыкаться, укусить, сделать что-нибудь что поможет облегчить состояние, уменьшить капельку страдание, но за это лишь получает тумаки удары и тому подобное.
   Дикая ярость охватила всех троих увидевших это приятелей. Сан резко поднял оружие и совсем не раздумывая выстрелил в насильника. Тот вскрикнул, отскочил, кровь потекла из его пронзенного тела. Лент и Весай поспешно последовали примеру Сана и тоже выстрелили в ту же тварь, в это время сам Сан начал пальбу по державшим.
   Первым очнулся солдат, который наблюдал за действиями своих друзей. Он быстро сориентировался, вытащил свой лазер, выбрал жертву и вот выпустив луч в одно мгновение отсек Сану ногу. Кайго начал валиться, и тогда солдат сделал еще два выстрела, первый срезал парню левую руку, а второй оказался контрольным прямо в сердце несчастно Сана. Парень только и успел, что вскрикнуть от дикой боли, рухнул, захрипел, кровь потекла у него изо рта из груди, а через миг он уже был мертв, что доказывало переставшее биться сердце.
   Изнасилованная девушка, воспользовавшись суматохой, убежала прочь, громко рыдая. Ленту и Весаю было дико жаль ее, но честь не вернешь, а такие воспоминания, как им было известно, как назло долго не стираются. Парни так дико воспользовались своими бластерами, что уже через считанные секунды от солдат империи остались лишь раздробленные мелкие кусочки, жуткое зрелище, но друзьям Сана их совсем не жаль...
   Они побоялись пойти за девушкой чтобы утешить ее, они просто взвалили тело товарища на руки и с трудом сдерживая слезы поспешили в Асенчо, отдать Весю его несчастного ребенка. Те три часа, что они шли показались им настоящей вечностью, а вступив на территорию деревни, они в миг стали невольной причиной образования толпы. Люди пытались понять, почему неизвестные тащат чей-то труп, да и вообще, что все это должно знать. Из этой толпы с трудом выбрался жутко взволнованный отец и так разрыдался, что все чуть было не последовали его примеру.
   Весь просто рухнул на колени, а выплакавшись вырвал свое дите из рук, которые не смогли того уберечь и защитить и помчался к себе. Это было страшное зрелище, казалось, что для старика на этом действительно закончилась жизнь... Но они не знали... Они даже и не подозревали, никто не знал, что в голове Веся родилась дикая мысль, настолько дикая, что даровала ничтожную надежду Сану...
   Старик принес мертвое тело сына в свою лабораторию, казалось, что она и все изобретенное там было создано именно для этого решающего момента истины. Он позвал своих основных помощников, и те явились не прошло и пяти секунд, все они быстро оделись в форму. Они не спрашивали что, зачем и почему. Все то, что они сейчас собирались делать, они должны были сделать чуть позже, когда погибнет сам Весь, но для этого пришел более подходящий момент и теперь оборудованию предстояло поработать на благо отпрыска доктора.
   Для начала, в вену трупа было введено умеренное количество очень странной жидкости, которой вскоре предстояло заставить тело ожить... но до основной своей задачи она давала органам энергию. Затем было вырезано пострадавшее сердце и на его место поставлено новое, механическое, жилы были правильно соединены на молекулярном уровне... То же самое было сделано с ногой и рукой, но в руку на всякий случай был помещен скано-ключ, для прямого подключения к компьютеризированному источнику информации. Конечно металлические конечности могли привлечь излишнее внимание, но в этом проклятом военном веке куда легче обзавестись металлическим протезом, нежели новой, биологической рукой.
   Мозг был просканирован на наличие опасных физиологических дефектов... Некоторые клетки начали вымирать, так что пришлось воспользоваться фотоно-лазерной технологией, на всякий случай Весь внедрил в мозг микропроцессор с невероятно огромным количеством памяти, большая часть которой пока что была пуста, но остальная часть была просто переполнена разнообразными техническим данными, хотя извлечь которые не так уж и просто. И лишь убедившись, что тело и мозг пришли в относительный порядок, Весь просто пропитал их той самой оживляющей жидкостью, да еще и запустил сердце, чем уже дал первый толчок к жизни... Сначала было неясно изменилось ли что, или все просто паршиво и Сан действительно умер, но тело начало подрагивать, что говорило о том, что шанс есть.
   Примерно час спустя Сан открыл глаза, в которых светилось дикое непонимание, ужас и даже настоящий страх, он вдруг вскрикнул что-то, затем начал что-то бурчать, бормотать, было ясно, что он вновь переживает произошедшее на ферме и ему это совсем не нравится. У него на губах появилась пена, которую отец осторожно вытер.
  -- Тише сынок, успокойся, все в полном порядке. Ты в хороших руках, в моих, я люблю тебя, я никогда не дам тебе погибнуть. -- Слова как-то незаметно, но резко дошли до разума парня и он вдруг умолк, начиная кое-что понимать. -- Расскажи мне все, что с тобой произошло, но только постарайся не слишком вдаваться в подробности и не входить во все с чувствами.
   Сан постепенно пришел в себя, хотя он так и не понял, где он и как сюда попал. Разум абсолютно отказывался подчиниться и вообще в подсознании было что-то совсем не то. Сложно было осознать кто он вообще такой. Лишь знание языка с трудом пробивалось.
  -- Кто я?-Спросил он, и в подсознании появилось имя Сан.
  -- Ты мой сын. Боже мой, неужели ты все забыл... Эго имеет такое же значение, как и сама жизнь. -Отец глядел на сына с грустью и печалью, но все же тот был жив и это уже что-то. Память вернется, не сразу, но все же вернется. По крайней мере можно на это надеяться.
   Но все было куда серьезней... Сану вновь пришлось учиться ходить, а металлические органы вынуждало испытывать довольно незнакомые до этого чувства. Парень видел что-то и в памяти всплывали фрагменты потерянного прошлого. Он по новому видел свой мир.
   Через несколько недель Весь решил пригласить Лента и Весая оставшихся по его желанию в городе, он понадеялся, что друзья Сана помогут тому быстрей вернуть свое Эго. На его счастье они послушались его и так и не покинули Асенчо, словно подозревая, что они еще понадобятся. Сами они совсем не догадывались, что же бывший президент хочет от них, но от приглашения не отказались, они хотя бы хотели знать, где будет покоиться тело их друга.
   Они были жутко поражены, когда сев на диван в доме Веся, неожиданно увидели Сана, спокойно прошедшего по комнате и не обратившего на них ни малейшего внимания, словно он их не знает и они его тоже. Приятели переглянулись, и как-то одновременно пожали плечами, что все это слишком странно, что они и не подозревали, что у Сана есть брат близнец. К ним вышел Весь, странно оглядел их, а затем сел напротив и помолчав немного, произнес:
  -- Вы конечно же многое обо мне слышали, часть из этого правда, а часть всего-навсего вымысел... Но суть не в этом, я позвал вас поговорить о вашем друге Сане, о моем несчастном мальчике. Дело в том, что...
  -- Его потеря и для нас очень тяжелый удар. -Сказал Лент, он был нам действительно хорошим другом, всегда готовым прийти на помощь, как старший брат, уберегающий от невзгод взрослого мира.
  -- Я рад это слышать, действительно рад, но дело не совсем в этом... Не хочу хвастаться, но я очень гениальный ученный и лишь благодаря этому в моей голове появилась идея оживить сына и... я его оживил. Я справился с этим вернув в его безжизненное тело душу. Сан, выйди.
   И Сан действительно вышел, вынудив сердца друзей замереть в непонимании и удивлении, а затем забиться в ускоренном, диком тепе радости. Они ведь знали, что он мертв, они чувствовали, как душа покинула его тело и теперь просто не могли поверить в реальность происходящего.
  -- Боже мой, Сан!-Вскрикнули приятели одновременно и бросились на шею друга, обнимая его, даже целуя, проверяя действительно ли это он, но тот глядел на них непонимающе, переводя взгляд с одного на другого.
  -- Кто вы?-Наконец не выдержал и спросил он. -Вы кажетесь мне очень знакомыми, я вас знаю?--Во взглядах друзей появился ужас, дикая обида. Неужели забыл? Они смотрели то на него, то на Веся, дожидаясь разумного ответа на это неблагодарное поведение.
  -- В этом и есть основная беда, -- грустно вздохнул Весь, и добавил, -- Да, я вновь даровал сыну жизнь, но не смог вернуть ему его собственный разум. Я надеюсь, что вы мне в этом поможете. Именно по этому я вас и позвал.
  -- Мы постараемся... -Весь попросил чтобы приятели Сана прогулялись с ним по деревне, по окрестностям, рассказали многое, что поможет парню вернуть хотя бы миниатюрную часть разума, воспоминаний минувшего. - Мы сделаем все от нас зависящее и сами будем благодарить бога, если что-нибудь получиться.
  -- Спасибо ребята, я знал, что на вас можно понадеяться.
   Сан и его друзья вышли на улицу и побрели куда-то. Лент постоянно поглядывал на приятеля, указывал на что-то, а затем интересовался вызывает ли это что-либо в его голове. Тот иногда вскрикивал, что точно такую же вещь имел когда-то, или его мать объясняла ему что это в его далеком прошлом.
   Сан был как маленький ребенок, которому волей судьбы даровано вновь изучать мир. Ленту и Весаю хватило часа чтобы до жути измотаться и осознать, что дети это такая головная боль, что от нее, люди просто обязаны держаться, как можно подальше и никогда с ней не сталкиваться. Они поспешили вернуть Сана его отцу, а сами начали колебаться между желанием поскорей убраться из деревни или дождаться более качественного возвращения памяти Сана и конечно же второе пересилило. Чувство долга перед этим юнцом, с которым они пережили столько много общего и интересного, что они просто обязаны вернуть ему это, или хотя бы малую часть этого.
   На следующий день они вновь пришли в дом Веся, готовые вновь прогуляться с другом. Сан был им жутко рад. Скорей всего ему помогало осознание идущее из недр подсознания, что они его не бросили, что они ждут и надеются вместе с ним.
   Всплыли воспоминания знакомства с каждым из них, вспомнилось, как в детстве они подглядывали за солдатами империи и однажды проникнув на их базу, чудом смогли унести ноги не пострадав. Некоторые фрагменты вспоминались невероятно четко, словно это было только вчера. Что-то другое вспоминалось и сразу же забывалось.
   Прошло еще полторы недели, когда Весай получил сообщение, что его брат заболел и теперь чуть ли не при смерти. Парень чуть ли не сразу же распрощался со всеми, с кем только было возможно и умчался прочь с деревни.
   Лент тоже долго не задерживался в Асенчо, у него были свои проблемы, которые следовало решить как можно скорей. Пообещав, что как только закончит с ними он сразу же вернется, он распрощался с Саном и его отцом и помчался домой.
   Оставшись наедине с отцом, Сан ощутил грусть и обиду, он заперся в своей комнате и даже и не думал выходить оттуда, он ощутил, что ему абсолютно все равно что происходит во внешнем мире и что он совсем не хочет ничего вспоминать. Он выходил только чтобы поесть и сходить в туалет.
   Однажды он проснулся со странным ощущением словно кто-то зовет его куда-то, словно в этот миг он должен находится совсем далеко и странное чувство словно указывало куда следует идти. Он быстро оделся, взял с собой деньги и выскочил на улицу. Уже пять минут спустя деревня оказалась далеко позади.
   Вперед и вперед. Он все шел и шел, с одной стороны не зная когда остановиться, а с другой осознавая, что все сильней и сильней отдаляется от дома и уже вряд ли сможет найти обратную дорогу. Казалось какое-то внутреннее чутье за компанию еще и отговаривает его от идеи переживать... Он был просто уверен, что только таким образом сможет вернуть себе то самое эго, о котором так нудно твердит его отец. Еще шаг, еще километр, а тут свернуть, еще и еще и вдруг это внутреннее чутье покинуло его, вынудив остановиться и оглядеться, чтобы понять куда же его занесло. К своему удивлению он увидел людей собравшихся в кучку, должно быть вокруг кого-то, или чего-то, с первого взгляда и не разберешь. Их движения были яростны, словно они били... И он заметил, что их жертва - это маленький, беззащитный робот рассыльный. За что этот малыш мог заслужить такое обращение? Да он и не мог.
   Сан смотрел на них и в его голове вдруг всплыла картина своей предыдущей смерти. Да, тогда он защитил женщину и это ему стоило жизни. В его сознании всплыла такая непостижимая ярость, желание уничтожить всех тех, кто несправедливо издевается над беззащитными, что бороться с ней было практически невозможно. И все же он нашел в себе силы крикнуть:
  -- Отпустите робота, иначе вы об этом жестоко пожалеете. -Хулиганы с усмешкой поглядели на него, они были в императорской военной форме, как и те, что его убили и это бесило сильней всего.
  -- Парень, иди-ка ты своей дорогой, это ведь всего лишь робот, поверь, он не заслуживает твоего внимания.
  -- На месте этого робота мог бы быть человек... что бы вы тогда сказали? - И вот, бластер уже у него в руках и он жмет на кнопку, выпуская смертельные, истребляющие лучи. Раздались крики боли и ярости, отсеченные части тел солдат попадали на землю. Один из них сразу же лишился головы. Наиболее уцелевшие вместо того чтобы отстреливаться, в панике побежали прочь, не осознавая, что таким образом лишь сильней открываются и больше рискуют. Смертельные лучи в миг настигали их.
   Лишь один из солдат решил схватиться за оружие, но воспользоваться им просто не успел, сначала потеряв руку сжимающую оружие, а затем и жизнь. И вот, все солдаты уже валяются на земле, а робот с непониманием вертит головой, стараясь осознать, что же происходит, спасен ли он, или попал в еще более жестокие руки?
   Сан подошел к нему и постарался оценить ущерб, который получил металлический малыш. У того отсутствовали обе ручки и обе ножки, да еще и клешни сканеры. Казалось, что робот пришел в металлический шок -- он бормотал что-то невнятное и неясное и вообще казалось, что он сходит с ума. Должно быть ему еще не приходилось испытывать такого издевательства.
  -- Робот, отчитайся о своем состоянии. - Приказал ему Сан.
  -- Я поврежден на шестьдесят процентов, если мне не будет оказана немедленная помощь, то вероятность моей смерти составит примерно 80 процентов. Мое кодовое имя Кификс... Это значительно поможет при ремонте. Я умираю, мне нужно сохранить часть жизненной энергии, а потому я немедленно отключаюсь. Огонек жизни в глазах робота погас и Сану стало как-то не по себе, словно это он убил металлического малыша и в этот миг в его голове сработал тот самый процессор подключенный отцом. Сан должно быть сам не понял что происходит, пока не заметил, что у него из одного из металлических пальцев вышла игла и сейчас она находится в затылке робота, а в голову самого парня вливается странная информация, понять которую не так уж и просто и все же в ответ на нее он сам посылает какие-то данные, в результате чего в недрах робота происходит что-то помогающее остановить автоформатирующие программы.
   Сан дотянулся до программы в которую был помещен полный набор схем данного робота, он старательно записал программу себе в подсознание в особую ячейку, затем списал эго металлического трупа и отключился. Оглядевшись он вдруг вновь понял куда ему нужно идти и вот взвалив на себя невероятно тяжелого робота он поспешил туда куда его гнало подсознание. Шаг за шагом, пока дико не измотался и чуть было не рухнул на землю. Он сделал передышку, надеясь восстановить чуточку сил. И вот вскоре он продолжает путь. Он добрел до какой-то деревни, на за несколько сотен метров до него оставил своего металлического приятеля в кустах, чтобы тот оставался незамеченным.
   Он быстро купил еду и питье, перекусил, затем вернулся к роботу, взвалил его на плечо и поспешил туда, куда гнало его подсознание. Ближе к вечеру чувство направления начало испаряться. Скорей всего потому что он уже прибыл туда куда нужно было, да и совсем близко виделся какой-то город.
   Вперед, еще вперед и он уже там. Под прикрытием тьмы он прошел к нужному дому, проскочил в дверь, спустился на этаж вниз и постучал в дверь. Подсознание подсказывало, что он точно знает человека живущего там и он именно тот, кто может помочь Кификсу. Дверь открылась и Сан увидел знакомое лицо.
  --Кайго!--Вскрикнул человек. --Приятель, а я слышал, что ты погиб.
  --А я действительно погиб, но это не имеет значения. Сейчас я хочу чтобы ты починил этого робота. --Слова гостя вызвали у хозяина дикое недоумение, но все же тот лишь пожал плечами, ввел Сана внутрь и указал куда следует положить робота. Уже десять минут спустя Терен взялся за дело, старательно внимательно слушая Сана и пользуясь той информацией, которую тот извлек из сознания робота.
   Терен быстро вспотел, но работал он действительно качественно и аккуратно, так что уже пол часа спустя хотя бы оболочка Кификса была в порядке и тогда в дело вмешался Сан, подключившись к сознанию робота и вернув его эго, чем привел старого, но забытого знакомого в довольно шоковое состояние непонимания.
   Робот вздрагивал, как человек открывал и закрывал объективы, пока в один миг он не пришел в полный порядок и спустившись с металлической койки, начал проверять свои новообретенные конечности. Осознав, что все действительно в порядке, Кификс принялся благодарить Сана и Терена вернувших его в порядок. Они пару минут слушали робота, а затем попросили успокоиться.
   Вскоре Терен и Сан удалились побеседовать, обсудить все то, что произошло за время, которая Кайго возвращал свой разум. Терен был просто поражен насколько изменился его приятель за это время, да это был совсем другой человек, он и не он. Теперь Сан был более внушительным, непонимающий, но при этом готовый вырвать правильный ответ прямо из глубины души.
   Сан с чувством рассказал о том, как встретился с Кификсом, как уничтожил солдат империи за их наглое свинство. Они говорили и говорили, пока Кайго вдруг не понял, что он жутко устал и нуждается в отдыхе. Терен отвел приятеля в одну из свободных комнат. Не успел Сан еще как следует разлечься, как сознание уже поспешило покинуть его разум и сновидение за сновидением затмило разум.
   Он спал не менее суток, а потому когда проснулся начал ощущать нечто довольно подобное усталости. Он поднялся и побрел по квартире. Все было тихо и спокойно, Терен должно быть спал. Сан обошел почти все комнаты, но ничего излишне особого не нашел. В конце концов он сел напротив головизора, включил его и начал блуждать по каналам.
   Сначала все было довольно просто и неинтересно, но все же поставив на канал новостей, он чуть ли не сразу же был дико поражен... Там показывали то самое место, где его окутала ярость и он уничтожил тех тварей. Он внимательно уставился на изображение, стараясь понять что же говорят по поводу произошедшего с теми ублюдками, которые пытались уничтожить Кификса.
   Женщина репортер крутилась вокруг мертвых, изрубленных тел и вещала, что отличные имперские солдаты стали жертвами хулиганствующей банды. Как оказалось один из солдат все же уцелел, хоть он и в довольно тяжелом состоянии. , но несмотря на это он смог описать одного из преступников -- появилось изображение лица Сана, хотя все же было упущено немало мелочей.
   Кайго нахмурился, начиная понимать, что это может принести немало неприятностей, хотя надеясь, что все же пронесет. В его голове начало появляться осознание, что все чаще и чаще на Варте солдаты империи ведут себя, как какие-то звери, уже считающие себя властелинами этого мирка.
  --С этим нужно что-то поделать... Пора уже дать отпор этим тварям... пора. --И сразу же в его голове начали всплывать остатки забытых воспоминаний, о тех странных связях, которые он имел, о тех людях, которые как и он не любили вражеских солдат, вспомнил о том заговоре, который был начат и прерван нерешительностью и страхом перед последствиями возможного грядущего переворота.
   Глаза Сана странно заблестели, да теперь он знал как правильно подступиться и что нужно сделать чтобы все прошло правильно. Он уже знал... Все было ясно.
  
   В куче световых лет от планеты Варт, в том самом мирке, где Фейд Оникс производил свой эксперимент, но при этом всего в нескольких сотнях километров от лаборатории Фейда происходило вот что:
  -- Лев Стрельников, подойди немедленно! -- Произнес лейтенант Генович, обойдя один из своих отрядов.
  -- Да, сэр. -- Лев смущенно глядел на командира своего командира. Впервые тот быть может смотрел на Стрельникова и произносил вслух его имя... Лев смущенно вышел из строя и гордо подошел к Геновичу, а затем как-то испуганно опустил взгляд.
  -- Ты был просто великолепным солдатом. -- похвалил Лейтенант. -- Я давно присматривался к тебе и понял, что именно ты из всего отряда заслужил чин сержанта, который я передаю в твои руки... -- Генович внимательно осмотрел Льва, пытаясь понять действительно ли он такой каким описывал его Слэин, или сержант все же преувеличил его положительные качества. ----Слэин сорви со своего заместителя нашивки ефрейтора и присобачь новые. Лев будет неплохим командиром. Слэин не смотри на него и на меня такими волчьими глазами, ты был не менее великолепным солдатом, ты это знаешь и продвижение твое будет куда более значительным -- ты получаешь офицерские курсы, так что может ты вскоре заменишь меня, как Лев заменит тебя. Слова подбодрили сержанта и он теперь уже добродушно принялся за дело, что для него теперь сержант, когда он одной ногой лейтенант.
   Сами сотоварищи Льва смотрели на него по разному, кто-то был рад за товарища, а кто-то глядел с завистью, не понимая чем это он лучше их. Кроме батальона Слэина, рядом также стоял батальон только Шварцмана, чьи солдаты тоже поглядывали на везунчика довольно по разному. В особенности ефрейтор Евгений Гердьюк, который начинал свою службу в роли охранника в призывном пункте и помнил, как в один день пришел Стрельников и записался в ряды имперской армии.
   Евгений помнил, как записавшись Лев остановился рядом с ним, осмотрел его довольно наглым и провоцирующим взглядом, а затем произнес, что такие как он должны быть в более достойных войсках, таких как космическая разведка, или хотя бы артиллерия, что тоже неплохо. Тогда Евгений накричал на него, что мол, как какой-то молокосос не отслуживший в армии пока что и дня смеет ему указывать.
  -- Ну парень и оставайся псом сторожащим эту дыру. - Пожал плечами Лев, Евгений хотел было врезать странному парню, но его остановил охраняющий вместе с ним Гай Шон, вовремя схватив его за руку и прошептав на ухо чтобы он не обращал на молокососа никакого внимания, тот первым пожалеет о своем выборе.
   И вот Лев ушел, а Евгений был в ярости, в дикой ярости, он попросил одного из приятелей подменить его, а сам поспешил выяснить куда же был призван Стрельников, не в артиллерию и не в разведку, а в КПД, космический парашютный десант. Евгений представил, как будут гонять юнца и злорадные мысли помогли получить немалое удовольствие и облегчение, но этого было недостаточно, нет, он сам должен был проучить его, а потому последовав этому случайному порыву, он поспешил попросить перевод в КПД. Он сам понимал, что делает дикую ошибку, но сила ярости не знает границ. Спорить с ним не стали, просто объяснили, что для этого ему придется вновь пройти курс молодого бойца, только куда более серьезный и вообще он будет умолять о возможности вернуться, но ему не дадут, Евгения это не остановило, примерно месяц спустя он уже был в лагере молодых бойцов КПД и высматривал Стрельникова.
   Лишь под конец самого курса они встретились с глазу на глаз, тогда-то Гердьюк и сорвал на юнце свою обиду... С тех пор по воле судьбы они всегда ненароком сталкивались и причиняли друг другу кое-какие неприятности. Евгений остался в КПД, так-как как ему и говорил еще один перевод ему больше не разрешали, а империи нужны были такие козлы отпущения, как он.
   Сейчас глядя на продвижение своего врага Евгений ощущал настоящую обиду, словно судьба нагло издевается над ним, но поделать ничего в принципе не мог. Он заметил победоносный взгляд Стрельникова брошенный на него. Лев вернулся в строй, но не на то место, где стоял, а в колону, рядом с самим Слэином, как его помощник и потенциальный заместитель.
  -- Шварцман, в твоем батальоне тоже есть солдат заслуживший продвижение. -Произнес лейтенант оглядывая другой батальон. -Пусть он выйдет.
  Сержант Алекс Шварцман прошелся рядом со своими людьми, от первого человека до последнего, а затем пошел обратно. Солдаты смотрели на него странным завороженным взглядом, словно сейчас решалось, кто же получит это неожиданное продвижение, словно это сюрприз и вот Алекс остановился напротив Евгения:
  -- Ты был хорошим солдатом, умел вовремя подчиниться, умел дать нужный совет, умел сказать товарищам что и когда следует делать, что облегчало жизнь твоему батальону и мне. Я верю, что и командиром ты станешь хорошим. - Шварцман пожал руку Гердьюку. -Я надеюсь, что ты с легкостью сможешь заменить меня.
   Для Евгения это стало настоящим сюрпризом, будто бы судьба решила вновь крутануть рулетку, но выпала совсем другая цифра. Евгений вышел из ряда и вот с него сорвали ефрейторские лычки, две желтых волны с каждой стороны и прикрепили более серьезные, самое интересное, что их предварительно сняли со Шварцмана, оставив того совершенно без знаков отличия...
  --Алекс Шварцман, --Пробурчал Генович, --ты получаешь свой заслуженный отдых. --Лейтенант похлопал бывшего сержанта по спине и тот ушел куда-то в сторону, всем своим видом показывая, что его игра наконец-то закончена, а вот выиграл он, или проиграл это уже другой вопрос, а сам он одной ногой на гражданке. --Евгений, я вручил в твои руки этот батальон и надеюсь, что ты меня не подведешь, моя вера в людей дорого стоит... А ты Лев, внимательно присмотрись к тому, как ведет себя Слэин, вскоре ты займешь его место, как Евгений занял место Шварцмана.
   Генович встал так, чтобы оказаться в центре и начал рассказывать о тяжелых годах пережитых солдатами, о том как сильно он всеми гордится, как уважает каждого из них. Он постарался объяснить, что именно такие ребята, как они и создают историю империи. Было видно, как люди прямо-таки пропитываются самоуважением и верой в свою значимость.
   Затем он начал самую важную часть своей речи, что пережитое ими это лишь малая часть их приключений, что в скором будущем их ожидает настоящий поток событий и приключений и что победа гарантирует продвижение каждому из них. Эти слова заметно обрадовали солдат, так старательно выравнивающих лапшу на своих ушах.
   Генович продолжал и продолжал, пока должно быть не устал. Тогда он аккуратно отпустил солдат, а сам побрел в свой кабинет, надеясь передохнуть от дел армейских, набраться новых сил, но он жестоко ошибся... Зайдя в кабинет он был поражен увидев там человека, которого обычно видел только на экране головизора или на фотографиях. Может быть именно по этому он и не поверил, что узнал его и спросил:
  --Кто вы такой, молодой человек и как вы сюда попали?
  --Вы меня не узнали, лейтенант... Странно.
  --Принц Весайк!?-- Неуверенно произнес Генович. --Что вы желаете?
   Принц вытащил сверток, развязал его и протянул Геновичу. Лейтенант принялся внимательно читать и перечитывать документ, пару раз недоуменно поглядел на принца, а затем пожав плечами произнес:
  --Мне кажется, что вы невероятно переоцениваете способности моих ребят! Не то чтобы я в них не верил, просто я знаю их лучше, чем кто-либо другой.
  --В любом случае лично я не вижу более подходящих ребят, а мое решение закон...
  --Я конечно с этим согласен, но все-таки мне кажется, что моим парням не хватает практики.
  --Они наберут ее в этом задании. --На лице принца появилась суровая усмешка, должно быть точно такая же, какая бывает у плача, когда он готовится к казни. --Я даю вам две недели, чтобы вы психологически и физически подготовили своих ребят.
   Генович тяжело пожал плечами, что мол сделает все от него зависящее, но гарантий на успех никаких не дает. Весайк довольно тихо произнес что-то по поводу, суровой кары тем, кто не желает подчиняться истиной власти, затем он встал и вышел из кабинета лейтенанта, он надеялся, что все будет хорошо, но понимал что вряд ли. У него даже начались вскрики совести, которые он грубо оборвал словами: "Заткнись и не подавай признаков жизни". Он знал, что представителям власти не подобает быть мягкими и старательно приучал себя к этому...
  
   Сан сидел напротив мониторов и старательно вспоминал произошедшее за последние дни, в особенности последние моменты бытия на Варте, когда робот сказал ему чтобы он не возвращался, кто был этот робот, откуда он знал его имя. Нет, но все-таки эту тайну он просто обязан разгадать.
   А может это была просто хитрая уловка, чтобы скрыть от него что-то действительно важное? Значит он просто обязан вернуться и выяснить в чем суть дела. Если бы робот не сказал ему этих слов, он бы даже и не подумал вновь оказаться на Варте, но проклятый робот. Ох этот проклятый робот.
   В этот момент в лабораторию вошел Чуви. Он был довольно взволнован и как-то странно улыбался. Казалось он даже не обращает на Фейда никакого внимания. Он нес странный прибор походивший скорей на сгусток микросхем и аппаратуры. Чуви начал прикреплять этот прибор к той системе которую помог разработать Ониксу.
  --Что это такое?--Недоуменно пробурчал Фейд. --И почему ты это делаешь не спросив предварительно разрешения у меня?
  --Это изобретение одного моего знакомого, товарища по университету. Он разработал его специально для нашего проекта. Этот прибор поможет получить более точные данные об изменениях в психологии существа перемещенного нашим методом. --Сначала Фейд хмуро оглядывал коробочку, а затем в его голове мелькнула хитрая мысль.
  --Сейчас представится возможность испытать твой прибор, потому что я возвращаюсь на Варт.
  --Но Фейд!--Возмущенно произнес Чуби. --Я помню что с тобой случилось в прошлый раз... Может на этот будет хуже.
  --Это уже мое дело. За работу. --Оникс поспешил настроить аппаратуру на куда более длительный нежели в тот раз перенос, примерно на сутки. Настроил аппаратуру так чтобы она вытащила его в любой критический момент. Чуби как раз закончил со своей аппаратурой.
   Все готово и вот начался запуск аппаратуры. Всего несколько секунд спустя начало происходить что-то странной, с аппаратуры, которую подсоединил Чуби посыпались искры, послышалось странное шипение. Аппарат загорелся и главный помощник со всех ног бросился отключить всю аппаратуру от источника энергии. Миг и некоторые рычаги внизу. Далее он бросился за огнетушителем и старательно обработал горящий участок. Когда газ рассеялся и он смог разобраться какой ущерб принесен технике, он только тогда вспомнил, что Фейд был подключен к аппаратуре и теперь с ним скорей всего что-то не то.
   Чуби бросился к Ониксу. Было видно, что тот метается в диких конвульсиях, глаза открыты, но они какие-то пустые, совсем не понимающие... Неужели он успел перенести свой разум в прошлое. Чуби в ужасе схватился за голову. Он-то видел, что произошло со всей аппаратурой, а это по крайней мере несколько дней ремонта, да еще кто знает как повлияла уничтоженная аппаратура на сам процесс...
   Главный помощник был в самом настоящем ужасе. Примерно час он сидел направив безжизненный взгляд на Фейда, боясь что-нибудь сделать, опасаясь, что это может тому повредить и вообще размышляя о том как ему влетит от принца и приходя ко мнению, что нужно как можно скорей браться по крайней мере за ремонт.
   В конце концов он вскочил и принялся внимательно провод за проводом оглядывать всю аппаратуру. Не было ни малейшего сомнения, что основной вред получил прибор принесенный им, скорей всего он и стал источником короткого замыкания. Сгорела вся проводка идущая от него и к нему и некоторые близлежащие части системы.
   Он метался от провода к проводу, сверялся со схемами. Изредка он поглядывал на Оникса, но видя, что он в том же состоянии, что и был, в состоянии переноса, немного успокаивался и продолжал ремонт техники. Он вдруг испугался поняв, что разум Фейда запрограммирован пробыть в прошлом не более часа... А ведь уже прошло куда больше...
   Тело начало подрагивать, рот ученого то открывался, то закрывался, вскоре и глаза начали приоткрываться.
  --Боже мой... Оникс, только оставайся в порядке, я все починю, все приведу в порядок, не смей умирать. --Чуви как молния метался то туда, то сюда, менял все, что только казалось испорченным, в конце концов он сам не осознал насколько быстро прошло время.
   В конце концов он так устал, что просто рухнул в кресло и уснул. Его разбудил Ян Форун, молодой помощник, пока что выполняющий всю черную работу, такую как уборка,
Страница 1 : Стр. 2 :

Ключевые слова:
словно
действительно
человек
Оникс
вновь
довольно
разум
солдат
Весайк
Кайго
быстро
часть
империи
Уничтожай Роботов
Книги о роботах
робот
робототехника


Вернуться в рубрику:

Книги и рассказы про роботов



Если вы хотите видеть на нашем сайте больше статей то кликните Поделиться в социальных сетях! Спасибо!
Смотрите также:

Обратите внимание полезная информация.