Ледяной Рай. Эпизоды 1-3

Опубликовано: 30.07.2012, 14:46
Горг Хулио (gorghulio@rambler.ru)
Размер: 72k.
Тип: Рассказ, жанр: Фантастика

Страница 1 : Стр. 2 :
  • Аннотация: Я - биоробот. Мой личный номер - 3030
Эпизод 1
   От корабля на орбите отстыковывается челнок, отплывает на приличное расстояние и стартует вниз. Стандартная операция, проводимая в течение последней недели много раз. Без происшествий.
   Челнок заходит на тёмную сторону планеты и растворяется в тени. Белое солнце исчезает, но поверхность видна отчётливей. Она отражает свет отдалённых звёзд.
   Скоро челнок приближается к абсолютно белой поверхности планеты. Появляется небольшая чёрная точка на ней, сигнальные огни, и челнок влетает в шлюз планетной станции.
   Челнок успевает покрыться слоем льда, и похож на огромную сосульку. На тёмной стороне - минус 153 градуса по Цельсию. Станция находится на глубине в триста метров. Температура внизу стабильна. Включаются отопительные агрегаты, и челнок быстро оттаивает.
   Очередная группа гражданских выходит в приёмную станции.
   - Ваша фамилия Ратфилд? Подпишите здесь и здесь.
   - Вот здесь? Нет проблем... Порядок.
   - Добро пожаловать в Ледяной Рай, мистер Ратфилд. Вот ваша карточка. Не потеряйте её - пропуск на объекты только по идентификатору.
   - Буду знать... Благодарю.
   Ратфилд идёт по блестящей поверхности вестибюля станции. Вокруг ослепительный свет и всё вокруг переливается белым.
   Он достаёт навигатор и идёт прямо к лифту.
   Скоростной лифт опускается всё-таки долго. Есть время подумать. Хотя думать особо не о чем. Ратфилд осматривает едущих вместе с ним - взгляду негде остановиться. Такие же, как у него каменные выражения лиц. Юноши, девушки, все в ослепительно белых комбинезонах и отвратительно друг на друга похожи. Только огромные номера на спине, слева на груди и на правом бедре.
   "И всё-таки я ужасно рад, что никто из них не похож на меня! Кажется, мою партию отправили на пару часов раньше и, возможно, я с ними больше не увижусь", - вот о чём успел подумать Ричард Ратфилд под номером 3030. Из-за ошибки системы или вируса, компьютер на орбитальном корабле поместил его в следующий отряд.
   Биологические роботы вышли из лифта и двинулись к пункту пропуска на глубине в полтора километра. 3030 не выражал никаких эмоций на лице - биороботы ничего не чувствовали с момента рождения, хотя проходили обучение многим вещам. Внезапно его лицо немного перекосило от отвращения. Железный голос повторил во второй раз: "Доступа нет".
   - Проклятье, наверно, опять сбой системы! Сколько можно? - человек в сером вручную открыл дверь, но 3030 тут же оказался под прицелом лазерных прицелов двух охранников. Хотя биороботы не чувствовали боли, их можно было легко разрезать на мелкие кусочки одним выстрелом из свето-импульсной пушки. Вообще-то случаев неповиновения не было ни одного за всю историю, но в Верховное руководство решило, что вооружённая охрана секретных объектов пойдёт только на пользу.
   Биороботам стирали память после перемещения на новое место и загружали заново информацию. Нет прошлого - нет проблем. Учитывая, что Верховные осваивали десятки планет в этой звёздной системе, перезаписывать приходилось часто. Ричард Ратфилд ничего не помнил до вчерашнего дня.
   Он принял тупое выражение лица и на единственный вопрос назвал свой 512-тизначный идентификатор вручную - всё было верно. Новую карточку доставят не раньше, чем через двадцать минут, а пока придётся посидеть в кресле на пропускной уровня 4D. Биороботов через неё проходило много - сотни одинаковых лиц и ни одного Ричарда Ратфилда с другим номером на груди. 3030 был немного рад этому, непонятно почему.
   Он с любопытством разглядывал стоящего за пультами человека в сером и двух охранников в такой же серой одежде, но с пушками в руках. Во всех движениях человека за пультом чувствовалась индивидуальность - он не делал повторяющихся движений и изредка поглядывал на Ратфилда в углу. Но из кресла на человека смотрели ледяные неподвижные глаза, ничего не выражавшие.
   Внезапно, человек у пульта подал едва заметный знак охранникам: на пропускной снова был объект без нормального рабочего пропуска. Это была девушка. Брюнетка. Когда она безошибочно назвала пароль, охранники показали ей на кресло рядом с Ричардом - ожидать доставки копии карты.
   - Со мной это второй случай за день, - брюнетка обратилась к 3030. - Кажется, в системе серьёзный сбой.
   Ратфилд смотрел на толпы проходящих и не сразу повернулся к девушке для ответа - никого похожей на неё он в проходящих не увидел. На груди девушки красовался номер 777.
   - Всё возможно, - коротко ответил Ричард и отвёл взгляд в сторону, о чём-то задумавшись.
   "Я где-то её видел раньше, но не на корабле и не на станции..." - 3030 ещё раз посмотрел на девушку. - "Её зовут Рене, но я не мог этого помнить..."
   Главное правило биороботов - никаких личностей. Можно свободно общаться с любым биороботом в нерабочее время, но называть друг друга по именам запрещено. Вообще-то это и не нужно. У каждого есть личный номер - это и есть имя. Единственное и неповторимое. Отряды биороботов подбираются так, что в них не бывает одинаковых чисел. И хотя рядом могут находиться сотни существ, неотличимые друг от друга, они могут свободно разговаривать, не путаясь, ориентируясь только на нагрудные номера.
   Развлечения, еда, сон, секс - всё как у людей. Только - ничего личного. Люди воспитали их как незаменимых заменителей самого себя. Сотни, тысячи, миллиарды планет открылись для освоения после революционного открытия сверхсветового двигателя. Но людей было мало, а целей много. Многие планеты богаты бесценными ресурсами - всё надо исследовать и пустить в дело на благо Верховного руководства.
   Тогда-то и был возрождён похороненный под многовековым слоем проект создания биороботов профессора Норденштейна. В своё время от него отказались, как представляющего опасность на ограниченном пространстве Солнечной системы и её ближайшего окружения. Норденштейн тайно создал целую армию, разворовывая деньги Верховного руководства. Но он не успел - скрытая база профессора была уничтожена вместе со всеми специально обученными биороботами - все, до единого. Норденштейн не успел ударить первым, и был стёрт в звёздную пыль - никаких следов.
   Последствия использования биороботов изучались длительное время, и вот была найдена волшебная формула, как не допустить выхода самообучающихся биологических машин из-под контроля. Частая амнезия и постоянное изменение программы поведения биороботов остановили их развитие. Эволюция их остановлена, и была стёрта личность. Они вернулись в то состояние, из которого появились в мире - небытие. Живые бездушные машины, выполняющие любые приказы сверху, готовые на любую работу и ничего не требующие в качестве оплаты, кроме необходимого для существования. Всё необходимое они получали и стали совершенно ручными.
   А главное - их было много. Людей могло не хватить на всю Вселенную, и действительно не хватало. А биороботы выпускались на заводах миллиардами, триллионами, квадриллионами - да сколько угодно! Только успевай выпускать космические корабли в нужных количествах. Всё так и было, довольно успешно. Ресурсов хватало, открывались новые горизонты. Так однажды Ричард Ратфилд-3030 попал в Рай.
   По широкому белому коридору навстречу тащили за руки бесчувственного биоробота. За телом тянулась кровавая полоса. Стерильная машина-уборщик, следуя за двумя людьми и их ношей, немедленно убирала следы. Никто не останавливался и не обращал на это внимания. Биороботы были запрограммированы на это - не видеть того, что не следует видеть.
   Однако Ричард Ратфилд остановился и, когда группа прошла мимо, непонимающе посмотрел назад. Такие случаи происходили всегда и часто. В его пустой голове всё-таки оставалась какая-то остаточная информация - исходные данные, неуничтожаемые рекордерами. Обрывки воспоминаний словно парализовали его в такие моменты, как сейчас.
   Через несколько секунд Ричард двинулся дальше по коридору. "3030 проявляет любопытство?" - человек у пульта насмешливо посмотрел на одного из напарников, указывая на выделенное красным цветом лицо биоробота. - "Поставим его на спецконтроль, может наблюдение за ним пополнит базу данных. Если он будет опасен, то будет исполнен - мы не упустим его в любом случае. Вообще-то я рад этому. Согласись, что без таких выскочек, работа идиотская и скучная". "Ты прав. Я прослежу за ним", - ответил человек с отличительными знаками пехотинца Космических сил и отправился на пункт управления сектора 4D-8 с данными командира. Передача важных сообщений, касающихся конкретных биороботов, через местные сети была запрещена. Опасность, что возможно подключение со стороны, не исключалась на новых объектах, которым был Ледяной Рай. Связь с Центром осуществлялась по зашифрованному каналу связи вне зоны доступа к нему биороботов. Если бы кто-то из этих живых машин мог подключиться к нему, то ни один шифр не помог бы - встречались редкие экземпляры, так называемые репликанты, обладавшие во много раз более развитым мозгом из-за сбоя при производстве. Это считалось браком и главной опасностью. Однако до этого момента репликанты успешно уничтожались спецконтролем на ранних стадиях, прежде чем они могли применить способности в деле. Спутниками биороботов были бесчисленные контрольные машины и камеры слежения, мгновенно передающие отклонения в поведении на Главный сервер, расположенный на орбитальном корабле. Через минуту спецгруппа направлялась с орбиты в Ледяной Рай, чтобы забрать тело репликанта с собой, уже обезвреженного местными охранниками и мёртвого.
   Такие действия входили в устав Космических сил, чтобы держать всех биороботов под контролем.
   В помещении местной рекордерной не было никого, кроме их двоих. Дверь была закрыта на замок. Стены, пол и потолок были покрыты материалом, отражающими любые электромагнитные поля. Это были единственные помещения, не находящиеся под контролем. Говорить можно было свободно.
   - Ты - самый красивый биоробот, какого я встречала, - женщина-охранник на пропускном пункте 4D-8 разглядывала 3030 со всех сторон. - Где твои копии? Мы могли бы провести вместе вечерок в хорошей компании.
   - Любые контакты между людьми и биороботами запрещены моей программой, - ответил абсолютно бесчувственный голос.
   - А я вот не обременена никакой программой,- последовал ответ, и женщина сбросила комбинезон Космических сил. - Мне нравится заниматься сексом с вами. Жаль, что ты один экземпляр, а то я вызвала сюда на проверку программ целый отряд. Это так возбуждает! Ну же, я приказываю тебе заняться со мной любовью! Иди сюда.
   3030 повиновался и стал обнимать женщину. Ей было больше 30-ти лет по земным меркам, пройдёт ещё несколько лет и её отправят в отставку с охраны и повысят в штаб. Тогда у неё будет ещё больше шансов манипулировать биороботами. Но сейчас она томно постанывала от нетерпения под сильным телом, механически выполнявшего основной с момента появления первого человека инстинкт. В процесс поведения в свободное время биороботам вшивалась программа с генератором случайных чисел, поэтому одинаковых сношений у женщины ещё не было. После третьего раза она подняла комбинезон, быстро оделась и подошла к рекордеру.
   Голое тело Ричарда присело на кушетке, и ничего не выражавшие глаза наблюдали, как ему на голову надевают шлем с иглой рекордера. Он ничего не почувствовал, ни боли, ни сожаления - ничего, когда телескопическая тонкая игла проникла в голову на два дюйма.
   - Ты забудешь меня и то, что здесь произошло, но я буду помнить. Мне доставляет это удовольствие. Хотя, если меня застигнут на чём-то подобном, то я расскажу всё под пытками. Тогда тебя, как и всех моих прежних и будущих партнёров исполнят. Надеюсь, что меня не поймают - пока всё было замечательно. А если и захватят, к тому времени твоё тело уже состарится, и ты будешь выведен из игры сам, без моей помощи. Мне как-то не по себе, что вы стареете в десять раз быстрее людей, хотя я вижу вас уже длительное время. Всё это странно с человеческой точки зрения. Впрочем, ты наверно ничего не почувствовал, не правда ли 3030?
   - У вас прекрасно сохранившееся тело для 30-ти лет, - успел произнести Ричард и его глаза тут же ослепли.
   Ему так показалось. Было какое-то неприятное мгновение, яркая вспышка и белый свет. Затем он увидел незнакомое женское лицо в комнате.
   - Я вшила 3030 корректировочную программу. Теперь всё в порядке, - голос женщины немного дрожал. - Как вы сюда вошли?
   Ричард перевёл глаза на стоящего на входе человека. Это был мужчина с пушкой в руках. Он медленно проговорил:
   - Мне выдали запасные ключи доступа. Срочное сообщение, выйдите со мной, лейтенант. 3030 может остаться здесь.
   У мужчины был опознавательный знак спецгруппы. Лейтенант в таких случаях подчинялся любому солдату из специального отряда, хотя был выше званием. Женщина оглянулась на биоробота, который внимательно наблюдал за происходящим, и вышла в предбанник рекордерной. Все секретные сообщения на местах передавались именно здесь, чтобы не было опасности в случае взлома систем безопасности. Тогда подключившийся крот смог бы контролировать все действия людей.
   Пехотинец вставил диск с данными в автономный терминал предбанника и показал досье на 3030 лейтенанту.
   - Есть подозрение, хотя и с минимальной вероятностью. Возможно 3030 - репликант. Меня послали проверить данные местного поста за последнее время. Что вы с ним только что делали? - пехотинец смотрел прямо в глаза лейтенанту.
   Та выдержала взгляд и холодно ответила:
   - По данным нашего поста он вёл себя немного странно, и я решила лично им заняться. Стандартный прогон проверки состояния мозга. Никаких отклонений. Для безопасности я стёрла его последние воспоминания.
   - Для чьей безопасности, лейтенант? Вы что-то в них нашли? Почему не сообщили нам и не позвали на помощь? Самоуправство в таких случаях наказуемо, я оформлю на вас рапорт.
   - Не хотите ли сами ознакомиться с результатами проверки? Они остались в той комнате. Затем делайте, что хотите.
   - Вы правы, может я погорячился. Ознакомлюсь немедля. Только после вас...
   Женщина отперла звуконепроницаемую дверь в комнату рекордерной, 3030 сидел в том же положении, как его оставили сидеть - прочистка мозгов немного парализует деятельность организма не короткое время. Пропустив в центр комнаты пехотинца, женщина заперла за собой дверь. Пехотинец, стоя к ней спиной и смотря на 3030, не увидел, что дверь была закрыта на временный личный код лейтенантом. Такого не позволялось делать по уставу в сопровождении спецагента.
   Мужчина подошёл к терминалу рекордера, ввёл свой личный номер и стал просматривать отчёт за этот день. Внезапно его зрачки расширились, он непонимающе уставился в экран и, не отводя глаз, произнёс:
   - Что за чёрт, лейтенант! Вы в своём уме? Вы не делали процедуры X121. Зачем вы активировали процедуру X105?
   На секретном коде военных это означало: "Вы не делали никаких проверок. Зачем вы стёрли самые последние воспоминания биоробота?"
   Ему в спину упёрся ствол табельного оружия лейтенанта, она чётко и жёстко произнесла:
   - Без лишних движений, солдат! Пошевелитесь - стреляю сразу! Оставьте руки на клавиатуре - у вас нет никаких шансов. А теперь давайте сообразим на двоих, в какой я ситуации. Оставьте свои дурацкие коды своему начальству. У меня есть запасной вариант, что делать - у вас его нет. Отвечаете на вопрос правильно - оставляю вас в живых, хотя отправлю в рекордер - он стерёт вам всю память, но будет мне гарантией. И не смотрите так на этого биоробота - он безопасен, как жареный цыплёнок. Впрочем, так же вкусен... Уверена, что он не будет ничего делать - он нам не нужен сейчас. Не так ли, 3030?
   - Да, мэм, - ответил почти металлический голос с кушетки в десяти метрах от них.
   - Отлично. Первый вопрос: какие у вас полномочия, пехотинец?
   - Провести процедуру X121 под вашим контролем... Затем по обстоятельствам...
   - Думаю, теперь я справлюсь сама - процедура ни к чему, нет времени. А у вас случится внезапная потеря памяти. Чтобы установить причину уйдёт определённое время. Второй вопрос: сколько у меня времени?
   - Меня отправили на три часа, не больше... Затем меня начнут искать.
   - Этого вполне хватит, рекордер обрабатывает человеческий мозг за минуту, - она подумала про себя: "Значит, у меня останется ещё два часа и 25 минут, чтобы срочно добраться по приказу командования на орбиту и улететь на спасательном челноке к своим старым знакомым. Поддельный приказ я всегда таскаю с собой - проблем не будет. А дальше - настоящий рай, не Ледяной, на отдалённых звёздных системах, контролируемых повстанцами. Наверняка, у этого придурка в личном компьютере можно найти код доступа к базе данных Центра. Это будет мой последний подарок Космическим силам. Идиоты, они думают, что обеспечили безопасность, доверив спецконтролю огромные полномочия. Внезапно с какого-нибудь терминала спецагент по личному коду доступа начнёт искать секретные данные из Главного хранилища. Когда кинутся искать самого агента, будет уже поздно". - Третий вопрос: где самый безопасный терминал на орбитальном?
   - Зачем вам... Ну, хорошо... Войдите в систему с терминала T-21583: 21-й отсек, это один из моих личных в таких случаях. Вас никто не побеспокоит. Есть ещё T-17649 и T-16943.
   - Спасибо, солдат. Вы сказали всё, что мне нужно. Я вам благодарна.
   Ричард Ратфилд увидел произошедшее и не сразу осознал, что именно произошло.
   Внезапно раздался тихий звук, похожий на свист, и в тот же миг пехотинца в сером подбросило вверх и вперёд. Своим телом он разбросал по пути устройства на столе и снёс экран вдребезги, а затем влетел в стену комнаты и отлетел назад на стол. Он упал на бок, спиной к Ричарду. Посередине спины пехотинца зияла рваная дыра. Обугленное содержимое туловища прилипло неравномерными кусками к стене. Крови было мало, та, что была, сразу спёклась.
   Лейтенант насмешливо смотрела на останки спецагента и, повернувшись к 3030, произнесла:
   - Обожаю дробовик - моё любимое. Мне жаль, что так закончилась моя карьера. Но, что произошло - не изменишь, не так ли, 3030?
   - Я не могу ответить на этот вопрос. У меня нет на него ответа.
   - Это неважно, извини. Мне было хорошо с тобой, и сейчас даже чувствую что-то вроде сожаления. Хотя... Ладно, не будем об этом.
   Она пошарила в костюме спецагента и достала из кармана на плече личную карточку высокого уровня доступа.
   - Ну, вот и всё! Прощай, 3030!
   Далее время словно замедлилось в восприятии Ричарда. Может, так оно и было в действительности, он не знал, он - чувствовал что-то вроде инстинктов, хотя это не дано биороботам. Как в замедленном кино женщина вскинула дробовик в направлении 3030 и тут же нажала на спуск. Долей секунды ранее Ратфилд бросился в сторону, роняя небольшой столик на колёсиках с какими-то препаратами. Весь комок импульса дробовика прошёл в сантиметрах от лица Ричарда. Он упал на пол и выбросил правую руку к титановому штырю, отвалившемуся от столика. В эту секунду лейтенант выстрелила снова - импульс разнёс столик в клочья, ранив осколками успевшего отскочить в центр комнаты Ричарда. 3030 собрал всю мощь своего тела и вложил её в бросок.
   Женщина успела нажать на курок, но выстрел пришёлся в потолок - её уже по инерции отбрасывало назад. Титановый штырь пробил череп почти между глаз и прошёл насквозь, разрывая по пути мозг. Она погрузилась в кому сразу, не успев ничего понять.
   Ратфилд быстро осмотрел безжизненное тело с застрявшим штырём, вынул его, повертел в руках и выпустил на пол. Штырь с мягким звоном упал в тишине. Затем он кинулся к кодовой двери, и в бессилии сполз на пол - дверь не откроется, что бы он не делал. Его исполнят через несколько часов, как только люди узнают, что здесь произошло. А пока он в безопасной тюрьме с крепкими стенами.
   Бесчувственный взгляд Ричарда упал на тело лейтенанта. У него мелькнула неожиданная мысль. Он тут же вскочил и поволок тело к резервному не разрушенному рекордеру, надел на голову женщины шлем и включил оборудование. Он не умел пользоваться им, но, к счастью, в терминале он нашёл подробную инструкцию, что к чему.
   Прежде чем последний импульс в мозгу женщины угас, Ричард успел поймать последние записи и код от двери среди них.
   Через двадцать секунд камеры наблюдения в орбитальном Центре крупным планом показали выходящего из рекордерной 3030. Человек в сером непонимающе уставился на экран - процедура X121 не может быть проведена так быстро, значит что-то пошло не так...
  

Эпизод 2

  
   Работа специальных агентов на местах не прекращалась ни на минуту. Два офицера дежурили круглосуточно. Джейсон Купер, лейтенант Космических сил, сидел один в огромной белой комнате недалеко от проходной уровня 4D. Работа была не пыльная - вести анализ отчётов систем наблюдения за биороботами и передавать важную информацию в Центр каждый час.
   Но в этот раз он не стал дожидаться начала нового часа и вышел на связь:
   - Капитан, у нас проблемы... Ратфилд-3030 и Йонсен-777 не находятся под контролем систем. Камеры слежения их не обнаружили. Местные радары не могут засечь их передатчики. Предполагаю, что они уже покинули сектор 4D-8. Из рекордерной в секторе кроме Ратфилда-3030 никто не выходил. Связи с нашим нет.
   Человек в сером видел на экране маршрут движения двух биороботов и ничего не ответил. Следы обрывались в районе новых выработок. Находиться в них долго они не смогут - слишком высокая радиация. Если они не выйдут оттуда через час, то от них останутся одни атомы. Человек в сером действовал по инструкции:
   - Назначаю вас командиром на месте. У вас есть полномочия не подчиняться приказам из Центра. Режим операции - автономный. Связи может и не быть. Большая глубина и помехи. Если и будет - возможно это не Центр будет на связи, а кто-то со стороны. Вся надежда на вас, капитан.
   - Да, сэр.
   - Вы должны выяснить цели Ратфилда-3030 и её подружки. Если репликанты - исполнить на месте. Если это что-то новое - отправить под конвоем в исследовательский центр на орбите. Под вами двадцать солдат спецгруппы и три специалиста по операциям в радиационной зоне - я их уже направил к вам в челноке с орбиты. По пути выясните, что произошло в рекордерной. Цель направилась в настоящий ад в Раю - выработки материалов для сверхсветовых двигателей.
   Лейтенант спецгруппы со своими людьми вышел из закрытого корпуса уровня 4D. У него уже был опыт участия в автономных рейдах на биологическом заводе по производству живых машин в центре этой галактики. В прошлый раз репликант успел подчинить себе около сотни биороботов, используя личные коды доступа каждого. Коды засекречены, но эти модифицированные твари словно могут читать мысли, определяя коды за полминуты, задавая ключевые вопросы биороботам. Те отвечают, как установлено их программами, и вот они уже под контролем. Если доступ имеет человек, то никакого вреда нет. Если репликант - у того появляется ещё один союзник, готовый погибнут за командира.
   В том рейде выжить удалось только двоим из спецгруппы: этому лейтенанту, который был тогда солдатом и сержанту. Он видел всё это как сейчас: "Офицер отряда был убит толпой биороботов, когда его сумели оторвать от основной группы. Дальше начался настоящий кошмар. Кровь лилась рекой с обеих сторон. Репликант ввёл себе большую дозу искусственных ускорителей. Ему это только на пользу. Сержант тогда посмотрел на свой отряд, зажатый в тупике лабораторий - все понимали, что к чему. Непрерывный огонь противника не давал никаких шансов выбраться наружу. Бегство с задания без выполнения приказа каралось исполнением. Без вариантов: либо в бой и героизм - есть шанс выжить, либо назад, и гарантирован расстрел.
   Девять человек сделали себе укол мощнейшего стимулятора из личной аптечки. Это могло многих убить, но никто не отказался. Не чувствуя боли, бойцы сражались, сжав зубы, даже когда у некоторых сносило полголовы из пулемёта противника - действие стимулятора переносило мозговую деятельность в живую ещё плоть. Мышцы помнили, что им нужно уничтожить всех биороботов. Когда осталось трое с одной стороны и один репликант с другой, они встретились в огромном цехе с биоматериалом. Люди заблокировали все двери механически, чтобы никто не ушёл. Репликант активировал систему самоуничтожения завода - он решил взять своё напоследок.
   Самонаводящаяся ракета оторвала взрывом у репликанта правую ногу выше колена. Репликант начал рушить массивные колонны с биоматериалом, которые стали падать как домино. Один из солдат не успел увернуться - он до этого лишился ступни - и против репликанта осталось двое. Сержант кинул в сторону врага две гранаты с раскрывающейся металлической сеткой-паутиной. Репликант попал в одну из них и некоторое время выпутывался. Когда это ему удалось, мы были рядом, перебравшись через завалы. Выстрелили почти одновременно. Грохнули выстрелы, и голову репликанта снесло с плеч - снаряд пушки попал ему в шею. Сержант и я получили незначительные ранения - репликант не успел прицелиться как следует.
   До взрыва осталось две минуты. Сержант подошёл к обезглавленному телу, рассмотреть поближе. Это было роковой ошибкой: непонятно как, но тело репликанта ещё не умерло, крепкой хваткой он вцепился в сержанта, внезапно вскочив. Тогда я выстрелил в валявшуюся неподалёку голову - во все стороны полетели шмотья плоти и мозгов. В тот же момент сержанта отпустили руки репликанта, едва не переломав до этого все суставы туловища.
   Сержант сделал контрольный в корпус противника, добавив крови в огромную лужу. Нам осталось только найти какое-нибудь укрытие и молиться звёздам, чтобы нас не убило взрывом. Я очнулся, как мне сказали через неделю, тела я не чувствовал. Произошло чудо - укрытие под одной из упавших колонн нам помогло не погибнуть сразу после взрыва и полного разрушения завода. Поисковый отряд вытащил нас оттуда через час. Сержант погиб при транспортировке, а меня залатали, пересадив больше половины органов, так что я теперь наполовину собран из запчастей".
   Двери в рекордерной были открыты точечными взрывами. Лейтенант осторожно нагнулся к лежащим телам и прибором, похожим на портативный пистолет, быстро извлёк из них по личному передатчику.
   Джейсон Купер сориентировался мгновенно:
   - Передайте красный код в Центр. Двое - на проходную уровня. Данные личных передатчиков передать по защищённому каналу. Обеспечить остановку всех работ и эвакуацию всех биороботов, занятых и свободных, в главное хранилище уровня 4D. Передайте данные: Ратфилд-3030, двойное убийство людей, вероятность репликации 90%. Пусть в Центре будут готовы ко всему. Двое останутся в рекордерной обеспечивать местную связь отряда с Центром. И быстро расследовать, что здесь точно произошло. Остальные - за мной.
   Отряд выскочил из рекордерной и, разделившись, сел в пять лёгких джипов на магнитной подушке. Один отправился назад, четыре - в неизвестность. На всех были защитные комбинезоны: усиленная защита от радиации и механических повреждений. В руках у многих были обычные пушки. Но пять солдат и сержант был вооружёны тяжёлыми орудиями, способными дробить скалы и жёсткий лёд. Новая разработка ещё не поступила в достаточном количестве в войска, её отличала малая отдача, большая вариация импульса - от точечного до разлёта в 150°, огромная мощность зарядов при малом потреблении энергии и ... огромный вес, серьёзно замедляющий движение. По плану лейтенанта тяжёлые пехотинцы должны прикрывать с джипов, когда понадобится.
   Коридоры шахт были достаточно широкими. Отряд углублялся всё дальше в раскопки. Через некоторое время толпы биороботов двинулись им навстречу, садились в вагоны местного лёгкого метро и возвращались на основной уровень - по радио они получали приказ заканчивать работу, бросать механизмы и двигаться к главному хранилищу. Пока всё шло по плану.
   Внезапно раздался жуткий грохот и в сотне метров впереди огромная стрела погрузочного крана сорвалась с места, и разрушила одну из опор конвейера с рудой. Видимо, биоробот не поставил на тормоз механизм, получив внезапный приказ, и техника по инерции решила действовать сама. Тут же горная порода, начала заполнять выход из зала погрузочной - пульт управления конвейером находился дальше и там его ещё не отключили.
   Когда поступление руды прекратилось, высыпавшаяся порода полностью перекрыла путь, заставив колонну отряда остановиться. Сержант получил приказ от лейтенанта выстрелить в завал из орудия. Когда тот приготовился стрелять, Джейсон его остановил, глядя на экран навигатора:
   - Будь осторожен Джо! Прямо за завалом два вагона метро с биороботами. Не перестарайся... А теперь стреляй!
   Сержант посмотрел на командира, сплюнул и ввёл нужные настройки на клавиатуре. Раздался раскат грома в зале, и всё погрузилось в пыль.
   Когда стало видно вокруг, не было ни завала, ни вагонов метро прямо за ним - ничего, кроме блестящей чёрной поверхности кристаллов на поверхности шахты. Сильный импульс высокотемпературного потока энергии расплавил всё на своём пути.
   Джейсон Купер зло уставился на сержанта:
   - Ты специально это сделал, недоумок! Плохое начало...
   Корабль-разведчик повстанцев висел в километре от Орбитальной станции. Антирадарное покрытие позволяло, подобно хамелеону, безнаказанно находиться так рядом.
   Трое суток назад после выхода из гиперпространства навигатор передал командору варианты приближения к Ледяному Раю. На коротком совещании состава было решено разогнаться, включить тормозные двигатели до зоны радарного слежения станции и активировать защитное покрытие. Погрешность - полкилометра. И вот корабль висел длительное время на голове у гиганта-станции.
   Небольшой трафик, требуемый для хакерского подключения к каналам связи Космических сил, позволял оставаться в тени. Никто на станции ничего не заподозрил, даже когда начались сбои в системе из-за пробных попыток пустить вирус с разведчика. Основное веселье должно было начаться перед отлётом корабля. Много информации было собрано - команда готовилась к решительной атаке.
   Только что командор получил сообщение, что на планете неприятная ситуация. Два трупа, остановка работ в шахтах, хаос - пока всё внимание будет сосредоточено на локальной проблеме, самое время ударить с орбиты и нанести сокрушительный удар по системе управления. Может начаться паника, биороботы выйдут из-под контроля, Ледяной Рай надолго прекратит добычу ресурсов.
   - Новые данные, командор. Это, кажется, важно.
   На столик легли два листа. На верхнем были данные по одному из убитых. Луис Давидос, мужчина, пехотинец спецгруппы, возраст - 24 года, личный номер, по которому хакеры и выбрали его анкету из базы данных станции, и прочая личная информация.
   Командор отложил в сторону лист и посмотрел на второй. Секунду он слепо смотрел на него и закрыл лицо ладонями. Помощник командора перегнулся через его плечо и воскликнул:
   - Будь я проклят, это же ваша сестра!
   На него уставились невидящие глаза командора. Через секунду он вернул спокойствие на лицо и отдал приказ:
   - Начинайте операцию. Нанесём по ним хирургический удар... И ещё... Выясните, откуда можно забрать её тело и кто это сделал. Когда узнаете, попытаемся вытащить и убийцу. Хочу, чтобы он умер медленно...
   Ричард Ратфилд-3030 видел яркие сны. Он не помнил их, когда просыпался, но помнил, что они ему снились.
   В этот раз он видел сюрреалистический мир чужими глазами.
   Кто-то входит в белую комнату с множеством экранов и обращает внимание на один из них. Джейсон Купер - надпись в углу. Камеры переключаются, пока Купер идёт по коридорам космической станции. Он всё время на виду. Видны даже отличительные знаки сержанта Космических сил. Никто его не останавливает: на всём пути устройства для чтения личной карточки, и ни души.
   Джейсон садится в лифт, а когда выходит на поверхность камера медленно переключает цветность, чтобы сфокусировать хорошую картинку. Светит ярчайшее солнце. Сержант медленно идёт по траве, имеющей странную бирюзовую окраску. Вокруг насколько хватает взора одна бирюзовая трава, которая в километре от станции медленно переходит в такое же бирюзового цвета море. Волн почти нет, тишина. Кажется, время остановилось.
   На берегу - небольшие беседки. В одной из них кто-то сидит. Купер подходит ближе и видит, что это девушка. Его девушка, которой он назначил встречу, но опоздал из-за неотложных дел. Он виновато смотрит на неё и улыбается. Камера приближается к её лицу, и Ратфилд беспокойно ворочается из стороны в сторону на своей узкой двухъярусной лежанке в Ледяном Раю.
   Эта девушка - точная копия Рене Йонсен-777. Только эта - скорее человек, а не биоробот, так как улыбается в ответ Джейсону. Словно сквозь толщу воды, глухо и с фоновым шумом слышен их разговор:
   - Ты всё так и не можешь расстаться со своей пушкой?
   - Скоро это закончится, дорогая. Завтра я подаю в отставку.
   - Ты уже говорил это раз десять... Но не решался уйти. Что тебе больше нравится: служба или любовь обычной девушки?
   - На этот раз я клянусь тебе своей кровью: послезавтра мы обручимся и отправимся в медовый месяц по таким же прекрасным местам Вселенной, как это.
   Джейсон достаёт большой нож, и делает небольшой надрез на ладони. Девушка приближает к его ладони лицо и слизывает капли алой крови:
   - Я словила тебя на слове. Теперь тебе не отвертеться!
   Она достаёт из косметички зеркало, и камера необъяснимым образом показывает теперь отражение девушки. Свет солнца становится необычайно ярким и перед глазами уже другое место. 3030 пытается прочесть надпись в углу экрана, но всё в каком-то тумане. Камера крупно показывает лицо той же девушки, смотрящейся в большое зеркало на стене. Взгляд внимателен и неподвижен. Позади видна какая-то невзрачная комнатка с голыми жёлтыми стенами. Девушка, не меняя выражения лица, начинает монотонно говорить:
   - Ты говоришь, что помнишь, как нам было хорошо месяц назад. Но у меня нет никаких воспоминаний об этом. Каждый раз начинать всё сначала... Ты всё так и не можешь расстаться со мной?
   Она отходит от зеркала в сторону и открывает на мгновение того, кто отражается в нём. Это - Ричард Ратфилд, который тут же просыпается в холодном поту.
   На полках из прозрачного полимера стояли бесчисленные продолговатые пробирки с наклеенным номером и кодом на каждой. Рене достала одну из них и стала выпускать через каждые три минуты содержимое каждой в прибор, похожий на кофеварку, и подносить коды с опустошённых пробирок на датчик сбоку прибора.
   Ярко красная жидкость исчезала в нутре прибора бесследно. Подключённый к анализатору на столе печатный планшет выплёвывал новый лист почти прозрачной бумаги с множеством цифр. Параллельно данные складывались в банк портативного компьютера. В конце четырёх часовой смены надо было снять отчёт о полученных результатах и переслать его в Центр.
   Исследования на месте изучали восприимчивость биороботов к радиации. В Ледяном Раю она была жёсткой и не позволяла долго находиться в самых глубоких шахтах. Приборы, измеряющие уровень фона, давали большую погрешность или вообще отказывали. Но надо было идти всё дальше к центру планеты, где находились неограниченные источники исходных материалов для создания топлива. Ни один человек не спускался туда с момента открытия выработок - это работа для биороботов.
   Данные пополнялись каждый день. Нахождение в радиоактивных зонах постоянно корректировалось. В первое время Рене работала весь день в медицинском секторе, где следила за состоянием умирающих от слишком большой дозы. В отсутствии связи с Центром и точной информации о расположении источников радиации в шахтах медсектор был забит биороботами до отказа. Примерные карты составляли первопроходцы на месте, затем с этими наброскам сопоставлялись данные отбора крови каждой бригады и их местонахождение в глубине. Следующий шаг - указание точного времени безопасного присутствия в каждом районе. Эти указания и выполнялись шахтёрами.
   Но сбор данных не успевал за продвижением дальше и вглубь Ледяного Рая. В маленькую комнатку лаборатории зашёл крепкий коренастый биоробот с новой партией звенящих пробирок - смена подходила к концу. Теперь - восемь часов в медсекторе с медленно коченеющими телами под толстым слоем защитного материала. Данные умирающего мозга направлялись на исследования с целью выяснить, что чувствует биоробот перед завершением своего короткого жизненного цикла.
   Чувствуют ли они хоть что-то и о чём думают в это время? Об этом Рене не задумывалась - она просто выполняла действия согласно инструкциям. И теперь она шла в медсектор по сверкающему белизной коридору. Навстречу спешили безликие существа. В конце дня к ней обязательно подойдёт 3030, и они отправятся в столовую ужинать вместе.
   Он так и не может расстаться с ней. Она не против, хотя постоянные встречи - редкость среди биороботов. Рене шла в медсектор. Кто-то резко остановил её за руку. Обернувшись, она увидела Ричарда Ратфилда.
   Орбитальная не отвечала - на экранах были одни помехи. Из рекордерной 4D-8 успели передать на станцию данные экспертизы двойного убийства: убийц было двое. Через несколько секунд после этого связист сорвал с головы высокочувствительные наушники - вместо ответа он услышал только оглушающий белый шум. Он недоуменно уставился на своего командира:
   - Нет связи, сэр. Что прикажете?
   - Пробуй все частоты, не сиди просто так. Надо найти брешь в помехах, а она должна быть, я уверен. Первый раз такое на моей памяти.
   Человек в сером был немолод. Он сохранял спокойствие - ничего ужасного приключиться не могло. Наверняка, обычный компьютерный вирус, засылаемый время от времени повстанцами с дальних рубежей через систему первичной защиты Космических сил. Некоторые могли проскочить, но производили лишь небольшие помехи и незначительные перебои в работе.
   В это время на орбите кроме отсутствия связи с Галактической базой автоматически блокировались все двери отсеков, заперев небольшие группки людей, лишив возможности действовать совместно.
   Один из отрядов военных оказался у дверей закрытой зоны для биороботов. В тесном помещении находилось четыре солдата вместе с сержантом. Один из бойцов еле успел заскочить внутрь, когда дверь с лязгом опустилась, действуя как гильотина. Кому-то на орбитальной такая же дверь отхватила приличный кусок тела, возможно - разделила на две равные половинки.
   Пока солдаты переминались с ноги на ногу, заполняли дымом от сигарет маленькую комнатку с внезапно отказавшей вентиляцией, сержант орал в рацию, пытаясь хоть что-то услышать. Дверь в закрытую зону поехала вверх также стремительно, как и немного раньше вниз. Отряд не успел среагировать, даже снять с предохранителя оружие. Через несколько секунд ворвавшиеся биороботы разорвали людей на части, с потолка свисали выпущенные кишки солдатов, а к другой запертой двери прилипли мозги из лопнувшей в руках силача головы сержанта. Биороботы быстро заполнили всё пространство комнатки, и передние молотили кулаками в дверь следующего отсека.
   - Не будем мешать их проявившимся желаниям, - сказал командор и распорядился открыть дверь.
   Приборы стали показывать мерцающие полосы: радиация в шахтах была главной помехой. Гигантские двери в сектора, где находились беглецы, были перекрыты. Отряд собирался разделиться на три группы. Лейтенант для каждой раздавал копии карт: впереди был настоящий многоуровневый лабиринт, в котором можно было легко остаться навсегда, особенно, когда не работают электронные навигаторы. Маршрут должны были корректировать ведущие.
   Два джипа отправились в путь. Автономные батареи на каждом бойце могли обеспечить защитный экран на полчаса. Как только группа Купера на третьем джипе отъехала на сто метров от главного прохода, послышалась стрельба. Джип развернулся и рванул назад. Двое у прохода вели беспорядочную стрельбу, третий валялся неподвижно весь в крови около двери в аппаратную.
   - Они спустились на тросах сверху, убили одного нашего и ушли по конструкциям, - быстро доложил оставшийся за старшего.
   Купер посмотрел наверх. На высоте 15-ти метров под самой скалой было переплетение металлических балок. Выяснилось, что пока один ходил отливать, а второй насвистывал в сторонке, беглецы подобрались в аппаратную и убили охранника. Когда поток у старшего бойца закончился, он пошёл на пост. Схватив оружие в помещении, биороботы открыли заградительный огонь. Видимо, они пытались открыть ворота с пульта, но блокировочный механизм не позволил это сделать.
   Затем, пока двое солдат приходили в себя, биороботы быстро проломили крышу в аппаратной и буквально взлетели под потолок, взорвав пневматические гранаты. Отстреливаясь, они спрятались за балками и без проблем слиняли вглубь шахты. Пропали портативные ящики с боеприпасами и запасные батареи вместе с защитными костюмами. Военные потеряли инициативу. На запасных батареях беглецы могли проторчать в выработках очень продолжительное время.
   Лейтенант Купер распорядился отозвать две другие группы, усиленно охранять пост главного прохода и скоординировать дальнейшие действия. Цель могла появиться когда угодно и откуда угодно: датчики движения на посту перед нападением ничего не засекли, значит, биороботы смогли вытащить из своих тел все сенсоры контроля.
   Отойдя от поля битвы на достаточное расстояние, Ричард и Рене оказались на стоянке буровой техники. Их план был прост. Хорошая память позволяла помнить все особенности рельефа местности. Выбрав по самому мощному буровому агрегату, они сели за пульты управления и стали пробивать себе путь в сторону подземной ядерной станции, расположенной в 20-ти километрах от места, где они находились. Там радиация была убийственной: всё обслуживание велось дистанционно. Но теперь у них были комплекты батарей для защитных костюмов. От источника энергии к Базе вели шахты коммуникаций. Это был путь отхода. Они двигались в ядро станции, чтобы отправить Ледяной Рай к звёздам.
   3030 и 777 бежали по коммуникациям к Базе, когда спецгруппа обнаружила свежепробуренный туннель. Джейсону Куперу успели доложить об этом, и тут скалы содрогнулись.

Эпизод 3

  
   - Землетрясение три балла. Лейтенант, к нам что-то приближается!
   - Всем оставаться на местах!
   С потолка стала струйками стекать пыль, вот посыпались небольшие камешки.
   - Четыре балла. Радар фиксирует большой объект в ста метрах...
   - Открываем двери и все по джипам! Ждём приказа!
   Из-за поворота на огромной скорости вылетел джип на магнитной подушке, ударился в обе стенки и пролетел совсем рядом с военными. Ужасный удар о стену и джип рассыпался на части. У него расплющило весь передок и отлетели два задних сопла вместе с системой подачи топлива.
   - Лейтенант, за рулём никого не было...
   - Я видел!..
   Скалы начали содрогаться заметно сильней. Камень упал на шлем одного из солдат, и тот получил вмятину - солдат растянулся на спинке без сознания.
   - Все отступаем! Наших, наверно, завалило. Вернёмся за ними, когда всё закончиться, - слова Купера были сказаны, когда они уже быстро удалялись от эпицентра.
   Земля дрожала, позади рушились балки, сверху срывались огромные глыбы, но команда летела из шахт на приличной скорости - опасность миновала.
   Когда проехали около километра, мерцающие до этого лампы освещения в туннелях погасли одновременно. Передний джип влетел в резкий поворот, и, ударившись о стену, из него вылетело все пять солдат. Лейтенант приказал остановиться. Ещё один джип разрушен, и потери увеличились, хотя реального противника не было и следа. Природа решила поиздеваться в такой момент! Землетрясения такой силы не было 53 года в Ледяном Раю. Раненных и уцелевшее оборудование быстро перетащили в два оставшихся транспорта, теперь заполненных до борта.
   Мощные прожекторы высвечивали путь. Извилистая дорога, наконец, вывела группу в туннели сектора 4D, казавшиеся адскими в красном свете от запасных генераторов. Электростанция разрушена, запасов энергии хватит очень ненадолго. Непредвиденные обстоятельства, и неизвестно, где сейчас двое беглецов: завалило ли их в туннелях, а может они где-то схоронились и пережидают разрушительное землетрясение?
   В любом случае, миссия провалена - от Купера и его отряда ничего уже не зависит. Цель исчезла бесследно, и надо убираться на Орбиту как можно быстрее.
   Красный свет зажёгся и на Орбитальной станции. Разбушевавшиеся биороботы, обслуживающие генераторную, разрушали всё на своём пути, запертые в ограниченном пространстве. Остановка главного источника энергии привела к передаче питания на резерв. Орбитальная могла висеть над планетой длительное время, никуда не смещаясь - корректировочные двигатели почти не использовались.
   Но сама станция без питания остановилась - установки искусственной гравитации отключены, стыковка возможна только в ручном режиме, температура в помещениях стала медленно падать. В космосе, на тёмной стороне планеты резко отрицательная температура. Теплоизоляционные материалы не спасали положения. Угроза замерзания была неизбежна, это было опаснее самого бунта. Прежде чем удастся захватить командный центр с мощной оборонительной системой, станция без энергии превратится в огромную глыбу льда.
   Это понимали повстанцы, у них цели захватить станцию не было - проще её уничтожить. Внедрение было совершено дистанционно.
Страница 1 : Стр. 2 :

Ключевые слова:
Ратфилд
биороботов
человек
станции
биороботы
Сержант
Лейтенант
Ричарда
Книги о роботах
робот
робототехника


Раб корректуры. Айзек Азимов
  • ...
  • Вернуться в рубрику:

    Книги и рассказы про роботов



    Если вы хотите видеть на нашем сайте больше статей то кликните Поделиться в социальных сетях! Спасибо!
    Смотрите также:

    Обратите внимание полезная информация.