Сайт о роботах

Цезарь Рвк-88. Автор: Никифоров Сергей Алексеевич » Книги о роботах


Это было первое, что я узнал, едва открыв глаза. До этого я был полностью лишён доступа к какой-либо информации, и лишь смутно ощущал себя как разрозненный механизм, только готовящийся стать цельной мыслящей системой. Все следующие правила моего поведения, заложенные в меня, были построены на этом первом главном законе. Люди, сотрудники 'Сайберком Индастриз', вдохнувшие в меня искусственную жизнь, особо подчёркивали важность этих законов, нарушив которые, я перестану быть тем, чем являюсь...
Навигация
Самые интересные статьи
Самодельный Паук - виброход
Самодельный Паук - виброход
Главной движущей силой в данной игрушке является моторчик от мобильного телефона, от виброзвонка. Знаю, что иногда они встроены в сам аппарат, иногда - в аккумулятор....

Обратите внимание Будьте в курсе событий.

Цезарь Рвк-88

20.07.2006, 09:30
Автор:
  • © Copyright Никифоров Сергей Алексеевич(nsa_sergei@mail.ru)

  • Размер: 19k.
    Рассказ: Фантастика

      
      Сергей НИКИФОРОВ
      
      сборник "Вся правда о роботах"
      
      "Цезарь РВК-88"
      фантастический рассказ
      
      
      Я не могу причинить вред человеку.
      Это было первое, что я узнал, едва открыв глаза. До этого я был полностью лишён доступа к какой-либо информации, и лишь смутно ощущал себя как разрозненный механизм, только готовящийся стать цельной мыслящей системой. Все следующие правила моего поведения, заложенные в меня, были построены на этом первом главном законе. Люди, сотрудники "Сайберком Индастриз", вдохнувшие в меня искусственную жизнь, особо подчёркивали важность этих законов, нарушив которые, я перестану быть тем, чем являюсь. Потом я узнал, что являюсь одним из роботов высшего класса, наделённых особым планом интеллекта, специально разработанным не для типичной механической работы, а для того, чтобы жить рядом с человеком. Быть ему Другом и Помощником, участвовать в его в повседневных делах и даже скрашивать минуты одиночества. Я умел составлять букеты и разбирался в современных машинах, вышивал крестиком и чинил бытовые приборы, умел выращивать цветы, разгадывать кроссворды и вычислять расстояние до звёзд. А чтобы поддерживать с хозяином беседу, я был наделён знанием самых разных наук и мог спорить о том, что есть добро и зло. Ещё я мог делать срочные операции на сердце и принимать роды. Мне дали имя Цезарь.
      Потом появился покупатель. Низкорослый старик с маленькими пронзительными глазками. Он очень долго торговался с представителем "Сайберком Индастриз", называл его и всю компанию мошенниками, а потом ещё дольше разглядывал меня со всех сторон, щупал мои руки и ноги и даже зачем-то заглянул в рот. Потом подписал чек. Меня осторожно упаковали в прочный дорожный ящик и повезли в мой новый дом.
      Он стоял за городом, на одной из крайних улиц, среди ряда таких же однообразных домиков с гаражом, газоном перед крыльцом и метровым забором, увитым декоративными лианами. Двор был сильно запущен и замусорен. На улице людей было мало, было тепло и тихо. Солнце уже клонилось к закату. На небе ни облачка.
      - Ты куда это смотришь? - Мой новый хозяин стоял передо мной с сопроводительными документами в руках.
      - Я осматриваю местность, сэр. Во мне заложено стремление узнавать как можно больше. Это увеличивает мои познания и даёт возможность быть более полезным человеку.
      - Ты очень умный, да? Ну-ка, скажи мне, что ты умеешь делать? Я хочу знать, за что я отдал пятьдесят тысяч монет!
      - Сэр, я умею делать многое, что не под силу среднему гражданину. Я обладаю познанием в области гуманитарных и технических наук. Я сознан быть другом, собеседником и учителем одновременно. Я...
      - Ну-ну, разошёлся! Кто только научил тебя так много разговаривать! Ты думаешь, я купил тебя и не узнал заранее, кто ты есть? Ты думаешь, что я такой глупый, да? Думаешь? Отвечай немедленно!
      - Нет, сэр, я так не думаю. Я проанализировал ваш вопрос и предположил, что вы просто забыли об этом, пока ехали до дома. Ещё возможно, что вы не умеете читать, поскольку все мои характеристики изложены в этих бумагах, что вы держите в руках. Если бы мы были знакомы ближе, у меня были бы другие предположения, возможно более близкие к истине.
      У моего нового хозяина изменились форма и цвет лица. Он стал бегать вокруг меня и издавать горлом какие-то звуки, но поскольку их не было в моём словаре, то я просто стоял и ждал дальнейших указаний. Но указаний не было. Мой хозяин убежал в дом и больше сегодня оттуда не выходил. Я эту ночь простоял на месте.
      На утро я снова увидел хозяина. Он вышел из дома и сразу направился ко мне. На его лице была широкая улыбка. Я хотел приветствовать его, как это полагается, но он велел мне заткнуться.
      - Я ухожу на службу, - заявил он мне, - и меня не будет до вечера. А чтобы тебе не было скучно, я придумал тебе занятие. Попробуй угадать какое.
      - Ваш двор находится в большом запустении, сэр. Возможно, мне придётся потратить этот день для приведения его в порядок. Я с удовольствием займусь этой работой. Я могу воссоздать здесь традиционный национальный ландшафт или в любом ином стиле. Только укажите в каком.
      - Нет, не угадал. Встань на четвереньки.
      - Что?
      - Встань на четвереньки, робот!
      Я повиновался.
      - А теперь полай!
      - Гав-гав!
      - Отлично! - обрадовался старик. - Вот тебе задание на сегодняшний день. Будешь до моего прихода облаивать прохожих на улице! А то собака моя недавно издохла, надо кому-то дом охранять. Как тебя зовут?
      - Меня зовут Цезарь, сэр.
      - Я буду звать тебя Вонючкой, потому что от тебя воняет машинным маслом!
      - Я не использую машинное масло, сэр.
      - Не спорь со мной, негодный робот! С сегодняшнего дня твоё имя - Вонючка! Ты всё понял?
      - Да, сэр. Прикажете приступать к своим обязанностям?
      - Давай, приступай! И лай как следует, чтобы даже к забору никто не приближался!
      Он ушёл на службу. Я получил приказ и должен был его исполнять. Весь день, как собака, я бегал вдоль забора на четвереньках и лаял на прохожих. Но вместо того, чтобы пугаться, люди останавливались и глазели на меня в большом удивлении. А те, кто посмелее, даже подходили ещё ближе. Они показывали на меня пальцами и смеялись. И говорили, что мистер Смит совсем сошёл с ума. Уличные мальчишки бросали в меня палки и камни и громко смеялись, когда попадали мне по спине или в голову. И никто из них меня не боялся. Им не нужно было меня бояться.
      Я не могу причинить вред человеку.
      Так продолжалось до самого вечера. У нашего забора уже собралась довольно большая толпа горожан. Всем было интересно посмотреть на робота мистера Смита. А потом я увидел самого мистера Смита. Он шёл домой пешком и остановился в отдалении, с видимым удовольствием наблюдая эту картину. Я бегал и лаял, люди смеялись. Мистер Смит улыбался. Потом он перестал улыбаться, набросился на толпу с бранью и стал разгонять любопытствующих горожан, размахивая маленькими кулачками. Горожане стали расходиться, беззлобно ругаясь на мистера Смита. Мой хозяин зашёл во двор и запер калитку на большой замок. Я стоял на четвереньках и смотрел на него снизу вверх.
      - Ну, как прошёл день? - спросил он меня. - Вижу, что ты хорошо делал свою работу. За это получай угощение. - Он вытащил из сумки пакет с собачьим кормом.
      - Сэр, я не потребляю подобную пищу. Для восстановления запаса энергии я использую свет солнца, силу ветра и статическое электричество.
      Мистер Смит разозлился.
      - Ты не мог мне это раньше сказать! Я истратил на этот корм целых пять монет! Куда его теперь девать? Давай, Вонючка, шагай в дом! Я научу тебя варить мне кофе и подавать тапочки.
      Я поднялся на ноги и вслед за хозяином вошёл в дом. Внутри, как и во дворе, царил большой беспорядок. Пустые банки, клочья обёрточной бумаги, куски засохших бутербродов. Едва мистер Смит вошёл в дом, как к нему кинулась большая пегая кошка.
      - А! Бетти! Здравствуй, малышка! Ну, как ты сегодня без меня? Сейчас, налью тебе молока! Вонючка, это Бетти. Лучшая кошка в мире!
      Я нагнулся и хотел погладить кошку. Но она зашипела и бросилась прочь. Мистер Смит пнул меня.
      - Не смей к ней прикасаться, робот! Она не нуждается в твоих ласках! Ступай на кухню и свари мне кофе. Без сахара. Бетти, Бетти, иди ко мне! Бетти!!
      Он ушёл в гостиную. Я нашёл кухню. Здесь тоже был беспорядок. Раковина завалена грязной посудой, весь стол - какими-то объедками. Над ним кружилось облако мух. В углу кошачий туалет, который давно не выносили. Я нашёл кофе и поставил на огонь воду.
      Пока варилось кофе, я занял себя наведением порядка. Успел немногое.
      - Эй, Вонючка! - закричал мистер Смит из гостиной. - Умер ты там, что ли? Где мой кофе?
      - Всё готово, сэр. Я иду.
      В гостиной, возле старого телевизора, на продавленном грязном диване полулежал мистер Смит и жевал из пакета собачий корм. На его коленях нежилась Бетти. Шла какая-то спортивная передача.
      - Ты очень медлителен, робот! Тебя не учили всё делать быстро?
      - Я хотел навести на кухне порядок, сэр.
      - Кто тебя просил об этом! Я тут не дождусь кофе, а он там посторонними делами занимается! Видишь, Бетти, какой глупый робот нам попался! Ну, скажи, ведь он глупый, да? - Кошка посмотрела на меня одним глазом и забила хвостом.
      - Ну, давай сюда кофе. Стой здесь и отгоняй от нас мух.
      Весь остаток дня мой хозяин провёл у телевизора. Он смотрел всё подряд, не слишком всматриваясь и вслушиваясь в происходящее на экране. Я стоял за его спиной и добросовестно отгонял мух. Бетти спала на его коленях. Я хотел занять его интересной беседой, но мистер Смит категорически запретил мне открывать рот, пока меня не спросят. Я принял это правило.
      Когда за окном совсем стемнело, мистер Смит так и уснул на своём диване. Пакет с собачьим кормом вывалился из его рук и рассыпался по полу. Бетти открыла глаза, посмотрела и снова задремала. Включенный телевизор горел до утра. Я всю ночь стоял и отгонял от дивана мух. Мне не было скучно. Ночные телевизионные передачи давали мне много информации для анализа.
      Утро началось с того, что мистер Смит открыл глаза и принялся ругать всё подряд. И паршивую работу, и карьериста начальника, и мерзавцев соседей, и подлое правительство. Потом немного успокоился, поднялся с дивана и увидел меня.
      - Вонючка, сегодня пятница. После службы я задержусь в баре. Приду поздно. А ты давай наведи здесь порядок. Нельзя приличному человеку жить в таком свинарнике! Правильно я говорю?
      - Да, сэр. Я понял задание. Навести в доме порядок.
      - Дашь Бетти молока. И ещё чего-нибудь. Посмотри там в холодильнике.
      - Хорошо, сэр.
      - Пока, Бетти, моя крошка. Будь умницей. А если этот робот опять тебя напугает, скажи мне, я из него груду металлолома сделаю!
      Кошка прыгнула на подоконник и стала умываться. Мистер Смит надел мятый пиджак и, ругаясь под нос, ушёл на службу.
      Я остался один. Работы в доме было огромное количество. Чтобы оценить её объём мне пришлось обойти его целиком. Когда картина была ясна, я составил алгоритм наиболее оптимальных действий и приступил к выполнению приказа. Вёдра, тряпки, швабра отыскались в кладовой. Весь день я оттирал, отмывал, драил дом с потолка до пола. Работа, казалось, не убывала. Столетняя грязь отставала с трудом. Мешков с мусором перед домом всё прибывало. Самым грязным местом в доме была кухня. Я занимался ею до самых сумерек. И не заметил, как домой вернулся мистер Смит. Я услышал в прихожей грохот опрокинутого ведра и страшную ругань. Я побежал туда. Мой хозяин лежал в грязной луже и орал благим матом. Я хотел было извиниться, но он вскочил с пола, схватил швабру и стал со всего маху лупить ею меня по бокам, спине, голове. Я не сопротивлялся. И не защищался. Мне было не больно. Но даже если бы было больно, это ничего не меняло.
      Я не могу причинить вред человеку.
      Мистер Смит лупил меня шваброй до тех пор, пока она не сломалась. После этого он ещё несколько раз пнул меня и сел на табурет отдыхать. Пришла Бетти, прыгнула ему на колени. Он взял её на руки и пошёл в гостиную. Мне велел принести кофе. О проделанной мною работе он ничего не сказал.
      Весь вечер мистер Смит жевал холодные бутерброды, пил кофе, ласкал Бетти, смотрел телевизор и ругал меня последними словами. Я стоял за его спиной и ждал указаний. Потом он уснул. Недоеденный бутерброд упал на его грудь. Бетти вытащила из него мясо и тут же, не слезая с колен хозяина, съела его. Телевизор горел всю ночь. Мне не было скучно. Ночные телепередачи давали мне много информации для анализа.
      На утро настроение мистера Смита не улучшилось. Он выгнал меня во двор и опять велел бегать вдоль забора и лаять на прохожих. А сам сидел у раскрытого окна и смотрел на это. Соседи подходили и жаловались ему на шум. Но мой хозяин отвечал, что имеет право держать домашнее животное. Закона, по которому роботам запрещалось лаять, не было, и соседи уходили ни с чем. Но ближе к полудню случилось неприятное происшествие. У забора мистера Смита появилась какая-то пожилая дама и заявила, что представляет общественную организацию по защите прав человекоподобных роботов и требует от мистера Смита прекратить это безобразие. И требовала до тех пор, пока мой хозяин не пришёл в неописуемую ярость. Сначала они ругались во весь голос, так что на улице стали собираться прохожие, потом, когда терпение мистера Смита иссякло, он выскочил из дома с охотничьим ружьём и направил его на женщину. Она завизжала. Я не знаю, что было на уме у моего хозяина, но я не мог допустить, чтобы он причинил вред другому человеку. Я быстро оказался рядом и отобрал у него ружьё. Мистер Смит взвыл от ярости! Он бегал вокруг меня и орал, что сотрёт меня в порошок, и на губах у него была пена. Прохожие с той стороны забора быстро разошлись. Исчезла и женщина из общественной организации по защите прав роботов. Только после этого я отдал беснующемуся мистеру Смиту его ружьё. Мистер Смит немедленно разрядил в меня оба ствола. Я упал на землю. Мой хозяин стал бить меня прикладом ружья по голове, пока не разбил его в щепки. Серьёзных повреждений у меня не было. Только сползла с лица декоративная кожа. И мне было не больно. Но даже если бы было больно, это ничего не меняло.
      Я не могу причинить вред человеку.
      Мистер Смит, тяжело дыша, опустился на землю рядом со мной и стал причитать о зря потраченной на меня уйме денег. Потом велел мне подняться и идти за ним. Мы пришли в угол двора. Здесь, за сараем, стояла собачья конура. Мой хозяин сказал мне, что теперь это будет мой новый дом, и велел заползать туда. Конура была маленькая, я смог заползти в неё только до половины туловища, вторая осталась снаружи. Мистер Смит сказал: "Отлично! Так и сиди". И ушёл. Я остался стоять на четвереньках, головой в вонючей собачьей конуре и ждал дальнейших указаний.
      До самого вечера ничего не происходило. Мой хозяин появился только на закате и позвал меня в дом. Я думал, что мне нашлась какая-то работа, но ошибся. Мистер Смит ждал меня посреди прихожей и в руках у него был предмет, похожий на оружие.
      - Вонючка, знаешь, что это такое? - спросил меня хозяин странно улыбаясь.
      - Нет, сэр. Но я предполагаю, что это какое-то оружие.
      - Ты прав, Вонючка. Это - электрическая дубина. Ею можно лошадь убить, не то, что человека! А ты знаешь, как она действует на роботов?
      - Нет, сэр. Но любой высоковольтный разряд неминуемо внесёт кратковременный сбой в оперативную программу робота моего класса, и после этого мне понадобится несколько секунд для перезагрузки, тестирования и восстановления функций.
      - А вот это мы сейчас и проверим!
      И мистер Смит ткнул меня дубиной.
      Разряд отбросил меня к стене. Я потерял равновесие и судорожно стал царапать стену, пытаясь удержаться на ногах. Картинка перед глазами исчезла. Внешние сигналы пропали. Выскочил автоматический режим перезагрузки и блок тест-сигналов. Когда я вновь обрёл чувство равновесия и внешнюю картинку, то увидел и услышал, как мой хозяин хохочет во всё горло. В следующую секунду он снова ткнул в меня дубиной. Очнулся я уже на полу. Ноги плохо слушались.
      - Встань, Вонючка! Я ещё не закончил эксперимента!
      Держась за стену, я поднялся на негнущиеся ноги. И снова получил удар дубиной. Мистер Смит хохотал до слёз. Просто корчился от смеха, уронив дубину на пол.
      - Ну что, Вонючка, как тебе моё угощение? Скажи, что ты чувствуешь?
      - Я. Сэр. Ничего. Сэр.
      Это правда. Я ничего не чувствовал. Сбой в программе вызывает только помехи, но не боль. Но даже если бы это было не так, то это ничего бы не меняло.
      Я не могу причинить вред человеку.
      Мистер Смит ткнул меня дубиной ещё раз и отправился спать. Бетти побежала за ним. Я остался лежать на полу в прихожей и ждал дальнейших указаний.
      До утра ничего не происходило. Потом мой хозяин проснулся, позавтракал и спросил, как у меня с большой приборкой дома. Я ответил, что за сегодняшний день смогу всё закончить.
      - Хорошо. Я пойду, пройдусь, а ты принимайся за работу. И приготовь обед к моему возвращению.
      - Да, сэр. Я начну немедленно.
      Он ушёл. Я приступил к уборке оставшихся помещений.
      Когда мистер Смит вернулся к обеду, я вынужден был доложить ему, что с его любимой кошкой Бетти случилось несчастье. Она умерла. У моего хозяина перехватило дыхание.
      - Что?! Как?!! Как это случилось?!!
      - Сэр, ваша Бетти упала в кастрюлю с кипящей водой и сварилась. Вот, взгляните. - Я протянул ему на вытянутых руках облезлый труп варёной кошки.
      Мистера Смита вырвало. Он убежал в ванную. А когда вернулся оттуда, то глядел на меня злыми и хитрыми глазами.
      - Ответь мне, Вонючка. И не смей лгать. Я знаю, ты не можешь мне лгать. Ты же видел, как это произошло? Отвечай немедленно!
      - Нет, сэр. Я не видел, - честно ответил я. - Когда Бетти падала в кипяток, я смотрел в окно.
      - Чёрт! Чёрт! Чёрт! - Мистер Смит затрясся от злобы, но ничего больше не сказал и выбежал на улицу.
      Я остался стоять с мёртвой кошкой в руках, не зная, куда её деть. Ведь у меня не было на этот счёт никаких указаний. Потом положил её на диван, туда, где привык её видеть, и приступил к дальнейшей уборке дома.
      Вечером пришёл мистер Смит. Он был сильно пьян и тихо ругал весь белый свет. Когда он увидел на своём диване дохлую кошку, то заметно протрезвел и стал ругаться громче. Он велел мне выкинуть эту тварь и принести электрическую дубину. Затем повторилось вчерашнее.
       Два часа мистер Смит бил меня электрической дубиной. Два часа я в судорогах катался по полу и изо всех сил боролся за сохранение оперативных и базовых программ. Из всех сочлений у меня сыпались искры. Декоративная кожа во многих местах полопалась и обуглилась. К моему хозяину возвращалось хорошее настроение. Под конец он даже мог, как раньше, смеяться надо мной во всё горло. Роботы не наделены эмоциями. И даже не чувствуют боли. Но даже если бы это было не так, то это ничего бы не меняло.
      Я не могу причинить вред человеку.
      Навеселившись, мистер Смит достал откуда-то бутылку спиртного и отправился к телевизору. Мне он велел стоять сзади и подливать ему в рюмку. У меня тряслись руки и пропадала картинка, я часто проливал спиртное, но моего хозяина это забавляло ещё больше. Он размахивал электрической дубиной у моего лица и грозился поджарить меня как индейку. Потом он рухнул головой на подушку и забылся пьяным сном. Электрическую дубину он так и не выпустил из рук. Она лежала рядом с ним в опасной близости. Я понимал, что это опасно, что мистер Смит может нечаянно повернуться во сне и нажать клавишу. И это будет трагический несчастный случай. И ещё я думал о том, что не могу причинить вред человеку.
      
      Или могу?..



    Я полюбила робота
  • ...
  • НАЗАД

    Вероника и злые роботы
  • Мини рассказ про Веронику и злых ...
  • ВПЕРЁД