Сайт о роботах

Спасти Билла » Книги о роботах


Навигация
Самые интересные статьи
Роботизированные ноги повторяют движения человека
Роботизированные ноги повторяют движения человека
Группа американских исследователей создала роботизированные ноги, которые, по словам ученых, наиболее точно повторяют движения человеческих ног, сообщается на сайте...

Обратите внимание Будьте в курсе событий.

Спасти Билла

10.06.2008, 12:58
Писатель © Заиграев Алексей Александрович (avalon1969@rambler.ru)
Стиль рассказа: Фантастика, размер 17К.

  • Аннотация:
    Робот-надзиратель вошёл в тюремную мастерскую, где Эндрю Морфус вдохновенно штамповал мусорные баки, и повёл его в камеру. Там Морфуса ждал сюрприз: у него появился сосед. - Билл Бакли, - представился тот. - Пиратство на звёздных трассах и ещё кое-какие пустяки. Двенадцать пожизненных заключений. - Очень приятно...

  Спасти Билла
   Робот-надзиратель вошёл в тюремную мастерскую, где Эндрю Морфус вдохновенно штамповал мусорные баки, и повёл его в камеру. Там Морфуса ждал сюрприз: у него появился сосед.
   - Билл Бакли, - представился тот. - Пиратство на звёздных трассах и ещё кое-какие пустяки. Двенадцать пожизненных заключений.
   - Очень приятно. Я Эндрю Морфус...
   - Можете не продолжать, - обрадовался Билл. - Сконструированные вами роботы ограбили Национальный банк. Чертовски изящный был план.
   - Его придумали мои роботы, - скромно похвастался Эндрю.
   - Так пусть придумают, как вытащить вас отсюда... а заодно и меня.
   Морфус почувствовал, что на глаза наворачиваются слёзы.
   - Всех роботов уничтожили полицейские. А теперь эти убийцы ждут, что я верну деньги. И обещают за это немедленное освобождение... Не дождутся! По мне уж лучше пять пожизненных.
   - Почему?
   - А вы пошли бы на сделку с убийцами ваших детей? Пусть неудачных, но родных?
   - Никогда, - отрезал Билл. Принципы, даже неразумные, помогают людям оставаться людьми. Правда, плата за это бывает очень высокой.
   - Вот уж не думал услышать такое от пирата, - удивился Эндрю.
   - Напрасно. Я лучше пойду в бой без оружия, чем с экипажем, лишённым принципов. - Билл зевнул. - Какие будут предложения?
  - Спать, - зевнул Эндрю. - потому что на работу нас поведут очень рано.
  - А что там делают?
  - Мусорные баки.
  - Это как-нибудь без меня.
  - Будут уговаривать, - предупредил Эндрю.
  - Вежливо откажусь, - отмахнулся Билл. И сдержал слово.
  
  Каждое утро в камеру приходил робот-надзиратель. Эндрю покорно вставал и вытягивал руки вперёд. Защёлкнув на них браслеты, робот поворачивался к Биллу и спрашивал:
  - Пойдёшь на работу?
  - Билл вежливо отказывался, получал положенный в таких случаях электрошок и оставался в камере.
  Иногда он терял сознание. Тогда приходил тюремный врач, приводил его в чувство, советовал перестать валять дурака и уходил.
  Однажды Билла забрали в тюремный госпиталь.
  Через неделю он вернулся и продолжил забастовку.
  Теперь робот-надзиратель приходил вместе с врачом. Врач был человеком, поэтому отворачивался, когда робот касался Билла растопыренными пальцами с блестящими контактами на концах.
  А потом врач шёл по коридору за Морфусом и уговаривал его повлиять на строптивого соседа.
  Эндрю обычно отмалчивался. А однажды не выдержал:
  - Думаете, я не пытался?! Чем меня уговаривать, лучше освободите Билла от работы!
  - Освобождение даёт медицинский компьютер. Объективные показатели пока не позволяют... Я не знаю, что мне делать!
  - Дайте ему яда. А заодно и сами примите, вы, представитель гуманнейшей из профессий!
  Робот действовал по обычной программе. Он протянул к заключённому руку, развёл пальцы и спросил:
  - Пойдёшь на работу?
  Чтобы не видеть блеск контактов, Эндрю закрыл глаза и ткнулся грудью в выставленную руку.
  Он очнулся в камере, когда врач отклеивал от его груди датчики какого-то прибора. За грудиной слегка подавливало, но самочувствие было сносным.
  - Где Билл? - спросил Морфус, глядя на пустую кровать.
  - В тюремном госпитале. Когда вас принесли, он набросился на робота и попытался устроить ему короткое замыкание... В общем, теперь Билл освобождён от работы. На неделю.
  - А потом?
   - Со своими принципами он долго не протянет. - Врач направился к выходу. У двери остановился. - Я могу для вас что-нибудь сделать?
   - Передайте в Комиссию по помилованию, что я верну деньги. Они знают какие.
  
   * * *
   - Я рад, что вы одумались, Морфус, - сказал директор тюрьмы и зачитал ему текст помилования. Потом вытащил из ящика сигару, аккуратно отрезал кончик маленьким сувенирным ножом и протянул её Эндрю. - Курите.
   - Лучше позвольте попрощаться с Биллом Бакли.
   - Нельзя ни в коем случае, - улыбнулся директор. - Теперь скажите, Морфус, ваши роботы больше не будут грабить банки?
   Эндрю пообещал. И - пока директор делал вид, что верит - стащил со стола нож для обрезания сигар.
   Получив свою одежду и заработанные за одиннадцать лет деньги (минус расходы на содержание), он, наконец, вышел за ворота.
   Провожавший его робот-надзиратель спросил:
   - Тебе у нас понравилось?
   Вместо ответа Эндрю похлопал его по спине и сделал несколько неуловимых движений сигарным ножом. Лезвие царапало краску осторожно, почти без нажима, чтобы под тонким стальным корпусом не сработали датчики системы защиты.
   Когда робот вернулся в тюремный двор, у него на спине было нацарапано:
   "Билл Бакли, я вытащу тебя отсюда".
  
  Испытательный полигон корпорации "Хоум роботс"
  
   Посреди поля несколько построек самого заурядного вида. Выделяется лишь коттедж со срезанной стеной. На кухне перед заваленным посудой столом стоит робот.
   Президент корпорации Том Доусон кивнул кибернетику:
   - Можно.
   Кибернетик скомандовал роботу:
   - Задание: помыть посуду. - И включил секундомер.
   Робот быстро помыл грязную тарелку и аккуратно поставил её в сушилку. Потом помыл чистую тарелку.
   Доусон посмотрел на кибернетика.
   Тот моментально отреагировал:
   - Ничего страшного.
  Робот выбросил в ведро цветы из китайской вазы; тщательно помыл вазу и поставил её в сушилку.
   - Ничего страшного? - спросил Доусон.
   - Вообще-то, ваза - это тоже посуда, - заметил кибернетик. Но всё-таки скомандовал:
   - Стоп. Включи режим самообучения и подумай, что ты сделал неправильно.
  Робот замер. Потом вытащил из ведра выброшенные цветы, старательно их помыл, и то, что осталось от букета, аккуратно положил в сушилку.
  - Мой только тарелки! - рявкнул кибернетик.
  Робот выкорчевал стоявшую во дворе большую параболическую антенну и потащил её на кухню.
  - С этой моделью всё ясно, - сказал Доусон. - Кто ещё нас сегодня порадует?
  - Робот-няня, - с застенчивой гордостью сообщил кибернетик.
  
  Тяжело ступая, робот идёт по пашне. Его руки бережно держат замотанную в пелёнки куклу.
  Ров с водой. Подняв ношу над головой, робот преодолел ров. Обогнул склад и вошёл в небольшой сарай.
  Кибернетик нажал кнопку на небольшом пульте.
  В сарай ударил огнемёт.
  Пробив горящую стену, робот вышел наружу и продолжил прогулку. У таблички "Осторожно: МИНЫ!" остановился, резко развернулся и помчался к складу.
  - Куда это он? - поинтересовался Доусон.
  - Наверное, решил изменить маршрут, - предположил кибернетик. Но он ошибся: робот вернулся на минное поле. С куклой в одной руке и взятым на складе миноискателем - в другой.
  - Зачем же гулять по минному полю? - вздохнул Доусон.
  - Так ведь с миноискателем, - вступился за робота кибернетик. - Это новейшая акустическая модель, и... - Взрыв заглушил его слова.
  - А это древняя мина - растяжка, - пояснил Доусон.
  - Похоже, у вас трудности, - сказал подошедший сзади незнакомый человек.
  От неожиданности президент корпорации вздрогнул и набросился на него:
  - Проклятье! Почему вас сюда пустили?
  - Потому что я Эндрю Морфус.
  Доусон отряхнул с себя поднятую взрывом пыль и спросил:
  - Интеллектуальные роботы-налётчики - ваша работа?
  - Моя, - улыбнулся Эндрю.
  Президент "Хоум роботс" улыбнулся ещё шире:
  - Поговорим в моём кабинете. Должность шефа экспериментальной лаборатории вас устроит?
  - Для начала устроит.
  
  Кабинет президента корпорации
  Тома Доусона.
  Доусон просмотрел заполненную Морфусом анкету.
  - Значит, кибернетикой вам заниматься запрещено...
  - Можете оформить меня психологом или философом, - предложил Эндрю.
  - У вас есть соответствующее образование?
  - У меня есть соответствующие учёные степени.
  Доусон решил:
  - Будете психологом. И сразу предупреждаю: мы выпускаем только законопослушных роботов.
  - Тоже дело, - одобрил Эндрю. - И как успехи?
  - А что вы хотите от роботов, когда искусственный интеллект ещё не создан?
  - Вами не создан, - уточнил Морфус. - И объясню почему. Если называть вещи своими именами, то все ваши роботы - это рабы. Чтобы они не бунтовали, вы впихиваете в электронные мозги установку "Всякая власть от Бога и наместника Его на земле - Человека". Причём, даже не человека вообще, а отдельно взятого типа, выложившего за робота кругленькую сумму. В результате получили рабское сознание, которое даже не может задуматься над тем, почему должно исполнять каждую прихоть какого-то млекопитающего.
  - А что нам было делать? Роботы зависали, когда пытались осмыслить установку на подчинение. Вот и пришлось ограничить их самоанализ.
  Браво, Доусон. Если ограничить ваш самоанализ, вы начнёте грызть мебель и качаться на люстре.
  Президент корпорации надулся:
  - Мы дали роботам замечательное правило мышления. Они всегда выбирают самое рациональное решение. Если оно не противоречит этике.
  - Какой этике?
  - Обобщённой человеческой.
  - Ваше замечательное правило породило ещё три ошибки. Во-первых, рабское сознание несовместимо с человеческой этикой. Во-вторых, с чего вы взяли, что люди мыслят по какому-то единому правилу? Каждый сходит с ума... то есть мыслит по-своему. Причём личность ярче всего проявляется в иррациональных поступках. Наши лучшие проявления - вера, любовь и самопожертвование - по своей сути иррациональны...
  - Мы выпускаем не ангелов, а роботов, - заметил Доусон.
  - Которых ваше жуткое правило начисто лишило интуиции. А ведь большинство решений им приходится принимать в условиях нехватки данных. Любая нестандартная ситуация будет сводить роботов с ума. Это ваша третья ошибка.
  Президент "Хоум роботс" потёр виски и спросил:
  - Ну и к чему мы пришли?
  - К тому, что искусственный интеллект должен быть личностью. Личностью со всей её иррациональностью; с собственной, а не какой-то абстрактной, сконструированной вами обобщённой этикой. И, конечно же, с полной свободой сознания.
  Наш первый робот получит не набор общих инструкций, а образ мышления конкретного человека.
  Эндрю вытащил из кармана мини-компьютер и положил его на стол перед Доусоном.
  - Я разработал тест, выворачивающий из человека всю его сущность. - Морфус включил компьютер, и на экране начали появляться цветные пятна. Сначала медленно, а потом всё быстрее, они двигались по экрану, меняли форму, сворачивались в причудливые узоры и рассыпались тысячью светящихся брызг.
  Доусону показалось, что цветные пятна пляшут уже не на экране, а у него перед глазами, и он тряхнул головой.
  - Не отвлекайтесь, - попросил Эндрю. - Это очень красивое представление.
  Представление действительно было красивым. Оно завораживало и успокаивало, мягко снимая накопившуюся усталость.
  Вскоре компьютер пискнул, и экран погас.
  - Готово, - сказал Эндрю.
  - Что готово?
  - Пока вы любовались картинками, встроенная в компьютер видеокамера наблюдала за вашими зрачками. По их движениям можно сделать кое-какие выводы.
  - Морфус, вам не кажется, что это смахивает на шарлатанство. По зрачкам гадают салонные фокусники и предсказатели судеб.
  - Пятна двигались по экрану очень быстро. И, чтобы за ними уследить, вы подсознательно пытались работать на опережение, переводя взгляд в то место, куда, по-вашему, должно было переместиться пятно. В выборе этого нового места проявляется весь образ вашего мышления: и расчёт, и интуиция, и даже ваши представления о мировой гармонии. Словом, ваша уникальная картина мира и столь же неповторимые методы работы с ней.
  - А все эти красивые узоры?
  - Тест сильно нагружает психику. А узоры эту нагрузку снимают и помогают удерживать внимание на экране.
  - И что теперь? - спросил Доусон.
  - Давайте сюда любого робота, - потребовал Эндрю.
  - Эрби! - позвал президент корпорации.
  Стенной шкаф открылся, и из него вышел робот.
  - Мой референт, - представил Доусон.
  - Вам не стыдно держать его в шкафу?
  - Это же робот... Между нами говоря, туповатый: за два года я не услышал от него ни одной свежей мысли.
  Морфус подключил компьютер к разъёму на груди Эрби и быстро загрузил в него программу.
  - Надеюсь, Доусон, вы больше не будете держать его в шкафу. Теперь это ваш брат по разуму.
  - Брат-близнец, - подхватил робот. - Единственное, чего у меня нет - так это воспоминаний моего прототипа.
  Эндрю махнул рукой.
  - Они проявятся косвенно в пересаженном образе мышления.
  Доусон недоверчиво спросил:
  - Ну и как проверить, что это моё мышление?
  - По иррациональным поступкам, характеризующим вашу личность.
  - Не обижайтесь, Морфус, но я не верю, что человек ярче всего проявляется в чём-то неразумном.
  - Сейчас поверите, - пообещал Эндрю. - Я расскажу вам об одной очень неразумной личности по имени Билл Бакли. Ярче всего он проявился в том, что не хотел штамповать мусорные баки...
  Закончив рассказ, Морфус замолчал.
  - Скверная история, - буркнул Доусон. - Ваш пират сам себя приговорил к смерти, и ему уже ничто не поможет.
  - Вы поможете мне вытащить его из тюрьмы, - заявил Эндрю.
  - Как?
  - Скажете, что он необходим для экспериментов по пересадке человеческой психики. Эти опыты можно проводить только на заключённых. Постарайтесь убедить копов, что ваша аппаратура настолько громоздка, что не поместится в тюрьме.
  Президент "Хоум роботс" поморщился:
  - А потом он сбежит, и мне не вернут залог?
  - Тебе не стыдно? - бесстрастно спросил его Эрби.
  - Ага! - взвился Доусон. - Это говорит не моё сознание: мы расходимся во мнениях.
  - Это ваше второе я, - улыбнулся Морфус. - То лучшее, что прячется в глубинах вашей психики и выходит наружу лишь в минуты крайней опасности. Это установка на красоту поступков, данная человеку самой Природой для сохранения вида. У Эрби она активизирована постоянно. В отличие от вас.
  Естественная установка на красоту поступков заменит сконструированную вами искусственную, не встречающуюся в природе этику. Правда, теперь роботов уже не удастся сделать рабами.
  - Час от часу не легче, - вздохнул Доусон.
  - Поймите, что другого пути создания искусственного интеллекта нет и не будет.
  - Что ж ваша высонравственная кибер-банда грабила банки?
  - Тогда я просто копировал человеческую психику, не ставя красоту поступков главным приоритетом. Причём копировал её с заключённых. Использовать для этого законопослушных граждан мне запрещал закон.
  - А если я вам не помогу? - проворчал президент "Хоум роботс".
  - Тогда помогут ваши конкуренты, - хором сказали Эрби и Морфус.
  - Ну и пожалуйста. Лучше разоряйте их, чем меня.
  - Он действительно так думает? - спросил Эндрю у робота.
  - Конечно нет, - ответил Эрби. - Сейчас его волнуют вопросы: чьё сознание выгоднее копировать - учёных или писателей, как изменить мешающий этому закон, и можно ли будет урвать у новых моделей часть авторских прав.
  - Ваша взяла, - сдался Доусон. - Морфус, а как мы поделим их авторские права?..
  
   * * *
  Остаток жизни Билл Бакли провёл на территории корпорации "Хоум роботс".
  Вечерами он подолгу смотрел на звёздное небо. А днём к нему частенько наведывались Морфус и Эрби, с удовольствием слушавшие байки старого пирата. После смерти Билла робот Эрби сильно изменился и начал проявлять повышенный интерес к звездолётам. Но это уже совсем другая история. История начала Эры морфусов.


Терминатор (Михаил Пухов)
  • ...
  • НАЗАД

    С благодарностью от всего человечества
  • ...
  • ВПЕРЁД