Сайт о роботах

Робот с хоботом » Книги о роботах


Уважаемый гражданин, не откажитесь на время перевоплотиться в научных целях! Так надо! В случае отказа будет применено насилие, так что не упрямьтесь.
Навигация
Самые интересные статьи

Обратите внимание Будьте в курсе событий.

Робот с хоботом

10.02.2010, 12:47
Писатель © Рапницкий Станислав (rapnisky@mail.ru)
Стиль рассказа: Проза, Байки, размер 94К.

Страница 1 : Страница 2 : Страница 3 : Страница 4 : Страница 5 : Страница 6 :

Глава 1

  
   "Уважаемый гражданин... как Вас там... не помню... не откажитесь на время перевоплотиться в научных целях! Так надо! В случае отказа будет применено насилие, так что не вздумайте упрямиться, пожалуйста. Тем более, это ненадолго. Да и роль пустяковая: Вы побудете солдатом, обыкновенным, какие характерны для войск нашей страны. С уважением, Нумизмат".
  
   - Коряво написано. Ты не старался.
   - Какая разница? Можно было обойтись вообще без всяких посланий.
   - А почему Нумизмат? Ты что, монетки собираешь?
   - Причем тут монетки? А, вспомнил, точно: нумизматы какие-то деньги коллекционируют, они - коллекционеры... Нет, Нумизмат - это просто так, надо же было подписаться. Вот пришел в голову Нумизмат, и всё. Звучит, вроде.
   - Перепиши, а то стыдно за тебя. И за себя. Серьезное дело затеваем, а начинаем с глупостей... Нехорошо.
   - Ничего я не буду переписывать! Вот еще! Сойдет!
   - Ну, как хочешь. Тогда сам и отнеси приглашение.
   - Почтальон отнесет! У меня своих дел - по горло!
  
  
   - Хорошо ты подготовился! Утро, холод, спать бы сейчас, а мы в сугробе караулим, и главное - чего ждем? - когда почтальон с нашим письмом придет! К чему это? А друг письмо потерялось, вдруг на почте забыто? Нам целый день здесь сидеть?
   - Хватит хныкать! Придет твой почтальон! Вон, смотри, как раз он, по-моему!
   - Заводи робота!
   - Рано.
   - Дверь уже открывается! Он письмо взял! Заводи!
  
   Тучный гражданин на пороге принял заказное письмо, расписался и хотел было закрыть дверь, но вдруг тихонько рассмеялся написанному на конверте. Любопытство взяло верх, мужчина развернул письмо, и когда прочел и поднял глаза, то взгляд его выражал крайнее удивление, так что гражданин, занятый осмыслением послания, оставил без внимания тот факт, что к дому приближалась здоровенная железная машина, вроде снегоуборочной. Только никакого интереса к снегу конструкция не проявляла, а двигалась кратчайшим путем к удивленному господину.
  
   В последний момент мужчина выронил письмо и даже ухватил рукой край двери и дернул на себя, но как-то неловко: зажал свое тело между косяком и дверью, а железка, подошедшая к нему почти вплотную, напротив, довольно ловко подхватила плотного гражданина гибкой толстой трубой, ну, или металлическим таким шлангом, и потащила к белому фургону, припаркованному неподалеку.
  
  
   - Да ты не хнычь! Хочешь закурить?
   - Давайте, - тучный господин лежал в слезах на полу, неуклюже извиваясь, как личинка майского жука.
   - Нету! Я не курю!
   - А чего ж предлагаете? - голос пленника выдал первые истеричные нотки.
   - Уважение проявляю. И вообще. Переставай капризничать! Ты не мужик что ли?
  
   Гражданин ответил всхлипыванием.
   - В армии служил?
   - Нет...
   - Почему?
   - Болел... Не взяли...
   - Не ври! Всех берут! Даже из дурдома!
   - Ну, откупился... Родители помогли...
   - Вот, другое дело! Молодец! Кстати, раз уж зашел разговор, родители не учили говорить правду?
   - Кому?
   - Резонный вопрос! Папа с мамой, я вижу, потрудились над твоим воспитанием!
   - Отпустите меня!.. Я денег дам!.. Зачем вы меня украли?
   - Для научного эксперимента. А потом отпустим. И денег твоих нам не надо.
   - Тогда чего хотите?
   - Сейчас мерку снимем, форму сошьем. У тебя размер нестандартный. Кушаешь много?
   - Нет... Все время на диете... Организм такой. Конституция...
   - Опять врешь! Ладно, вставай!
  
   Собеседник унылого господина обратился к товарищу:
   - Измеряй!
   Тот молча подошел с гибким метром, какой имеется у всякого закройщика, приложил его к гражданину в нескольких местах и записал результаты в блокнотик.
  
   - У тебя фамилия какая? - продолжил разговор первый.
   - Бубликов, - пышный господин смутился. Видно, фамилия не была его козырем при знакомстве. И отчего у нас такие фамилии?!
  
   - А к вам как обращаться?
   - Тактично. И только по делу.
   - Это понятно... А звать как?
   - Не надо нас звать. И никого звать не надо. Зачем?
   - Да как же... Ну, имена у вас имеются?
   - Угу, как у всех.
   - Ну, какие?
   - Разные.
   - Не желаете говорить? Конспирация?
   - Не в этом дело. Имена такие... Как сказать... Не произнесешь.
   - Как же вы ими пользуетесь?
   - У себя - нормально, а здесь никто толком их не может ни запомнить, ни выговорить.
   - Вы иностранцы?
   - Вроде того.
   - Разведчики?
   - Кто?
   - Ну, разведчики, шпионы...
   - Во дает! Фантазер! Впрочем, как хочешь: пусть будем шпионы! Называй меня Первый, его - Второй. Запомнишь?
   - Конечно.
   - Умница! Хорошая память!
   - Не согласен, - включился в разговор Второй. Пусть он тебя зовет Нумизмат!
   - А тебя?
   - Придумай что-нибудь! Ты у нас мастер всяких придумок!
   - Будешь... Второй!
  
  

Глава 2

  
   - О! Как будто в форме родился! Галифе, правда, так себе, висят несколько...
   - Фасон такой. Всё должно висеть! - парировал Второй.
   - Теперь подобное не носят... - Бубликов поднял зачем-то руки, осматривая себя, - Это ж сороковых годов форма!
   - Да какая разница? Сойдет! - Нумизмат, кажется, был вполне доволен результатом, - Ну-ка, промаршируй! Раз-два, раз-два! Чего стоишь?
  
   Бубликов сделал грустное лицо, кислое, нерадостное, в общем. Стало ясно, что поддерживать новых знакомых в идиотской затее он не собирается.
  
   - Шагай, шагай! Робота позвать?
   - Да не надо уж, - мужчина вздохнул и нехотя сделал пару шагов. Но вяло. Без задора.
   - Надо было в армии служить, а не на гражданке прохлаждаться!
   - Для чего? Чтобы по приказу ваше "раз-два" выполнять? Что я, клоун что ли?
   - Другие служат и не жалуются.
   - Никто себя дураком признавать не хочет, потому и не жалуются. Вы-то сами были в армии?
   - Нет.
   - А чего ж мораль читаете? Идите сами послужите сначала!
   - Зачем?
   - А мне зачем?
   - Потому что у вас так положено. А у нас - нет.
   - У нас тоже можно без этого. Многие служить не идут.
   - Ты, например?
   - Я, например! Интересно другое: почему вам вдруг захотелось в генералов поиграть? По какой причине принуждаете меня делать то, что и сами делали бы только под принуждением? Уж не оттого ли вы раскомандовались, что сами боитесь оказаться на моем месте? Кто так вас задавил, что ищете, на ком бы отыграться?
  
   Повисла тишина. Второй с любопытством вглядывался в глаза Бубликова, напоминающего в своем костюме мешок картошки. Нумизмат почесал затылок:
   - Тут ты прав. На твоем месте я, к примеру, не хотел бы оказаться. И командовать куда приятнее, чем выполнять глупые команды, это тоже верно. Хотя есть вещи еще более симпатичные. На солнышке поваляться, вкусно покушать... и так далее. Второй, давай куда-нибудь слетаем, а? Покушаем как люди?
   - Не возражаю.
   - Бублик, какая кухня тебе больше нравится?
   - Моя, дома.
   - Юмор оценил. И все-таки?
   - Кавказская хорошая, мексиканская... Смотря что вы любите. Кому-то важнее хорошее пиво, кому-то - мясо, кому-то - морепродукты... Вы что предпочитаете?
   - Давай покороче, гастроном! Пузо отрастил, а посоветовать еду не можешь! - Нумизмат терял терпение.
   - Причем здесь пузо?! Зачем меня обижать? Говорю же: конституция такая... Ешьте что хотите! Хоть насекомых в Африке!
  
   Второй достал откуда-то глобус, крутанул муляж земного шара и, закрыв глаза, ткнул пальцем в случайное место на суше:
   - Во, в Испанию полетим! Будем паэлью трескать! Я слышал, там паэлью готовят!
  
  
   В фургоне - тепло, не то что за бортом! Музыка опять же играет. Радио. Вот только не едет машина, как положено, а наоборот - летит. И как-то боком. Поэтому Второму постоянно приходится смотреть вправо, по направлению движения, а это непросто: Бубликов загораживает половину возможного обзора.
  
   - Нумизмат, пересядь назад! Ничего не видно! И этого с собой забирай!
   - Угу... - господа переместились внутрь фургона. Естественно мимоходом задели ручку переключения передач, отчего автомобиль тряхнуло. Второй быстро исправил положение, предварительно наградив приятелей несколькими затрещинами:
   - Слоны! Разобьемся же! Нумизмат, я говорил, что надо агрегат калибровать? Говорил? Хорошо еще летим не дном вперед! Ну, что ты за человек!
   - Да ладно, потом, после обеда! Бублик, вот, поможет...
   - Чем он тебе поможет?! Он сам себе помочь не в состоянии! Ничего путного в жизни не сделал, только жаловался всю дорогу!
   - Ты хоть не жалуйся! Чего привязался? Бубликов, дай ему мармеладку! - Нумизмат вытащил из кармана горсть пыльного мармелада, - И сам возьми, пожуй... А то раскричались...
   - Я не буду...
   - И я не хочу, - подхватил Второй.
   - Ну и ладно! - щедрый джентльмен открыл окно и выбросил весь запас, - Салют! Ура!
  
   Мармеладки действительно полетели вниз разноцветным салютом.
  
  
   Машина тяжело приземлилась, что-то звякнуло под полом.
   - Припарковались! Выходим! Вот и кафе какое-то... - товарищи выбрались и вразвалку направились к общепиту, -Слушай, Бублик, почему кофе теперь и "он", и "оно", а кафе - нет? Представляешь, "я пошел в кафе, он неподалеку!", а? Как?
   - Угу, "она в пальто, он черный".
   - Кто черный?
   - Пальто.
   - Почему?
   - Потому что так покрасили.
   - Ничего я вот щас не понял... Друзья, вам не кажется странным, что все вокруг разговаривают по-немецки? - Нумизмат внезапно остановился.
   - Точно. Очень кстати, что я одет в духе последней мировой войны, - Бубликов сдвинул пилотку на глаза.
  
   Второй подошел поближе к подельнику, улыбаясь и вообще всем своим видом доказывая крайне дружелюбное отношение и мирный настрой:
   - Что, зараза, и компас не отладил? Да? Вот тебе, балбес! - и ударил Нумизмата ботинком по коленной чашечке, - Нравится? Еще?
   - Да ладно, перестань! Больно же! В Германии тоже, наверное, вкусно кормят. Подтверди, Бублик!
   - Вкусно, хотя и на любителя.
   - Вот видишь! А ты - сразу драться! Зачем?..
  
   - Ребята, давайте не пойдем!
   - Бубель, ну, ты чего? Тысячу километров пролетели, чтобы назад возвращаться? Как у тебя язык повернулся?
   - Там... - Бубликов указал на группу молодых граждан у входа в заведение. В коже, бритоголовые и преимущественно крепкие.
   - Да, в таком виде тебя не пустят. Второй, может, робота позвать?
   - Зови, давай...
  
   Нумизмат обернулся к фургону и лениво позвал:
   - Робот! Иди, дело есть...
  
   Машина закачалась, послышался шум, какой, наверное, был бы характерен для большого проснувшегося тела, потягивающегося в тесном отведенном ему пространстве и не очень довольного стихийным пробуждением. Распахнулась задняя дверь, из нее вывалился робот и побежал, спотыкаясь спросонья и беспрестанно протирая глаза гибкими блестящими рукавами, вроде тех, к которым крепится лейка душа в ванной.
  
   Бубликов, наконец, получил возможность более-менее подробно рассмотреть послушную конструкцию. В целом это была блестящая бочка, облепленная со всех сторон металлическими и пластиковыми дополнениями, выполняющими роль нескольких ног, многочисленных рук, одной огромной руки, толстой, как хобот взрослого слона, бессчетного количества трубочек, и отверстий и, конечно, подобия головы, располагающегося где и положено, а именно - наверху бочки. Эта не менее блестящая часть аппарата казалась ассиметричной из-за всяких деталей и деталек, ее покрывающих, и благодаря которым возникало ощущение, что у робота довольно живая мимика, поскольку вышеуказанные технические излишества находились в постоянном движении. На первый взгляд, хаотичном.
  
   Бочка бежала в указанном направлении, и ребята в коже, проявившие поначалу некоторое детское любопытство к вылезшей из автомобиля железке, теперь испытывали скорее опасения по поводу разворачивающихся событий.
  
   Когда до столкновения с агрегатом оставалась одна-две секунды, лысая компания как по команде внезапно рассыпалась на составляющие, и составляющие бросились наутек, не разбирая пути. Впрочем, несколько человек не то зазевались, не то в их планы не входило заниматься бегом в том день, только, в общем, они никуда не побежали. Один даже извлек нож из кармана куртки и при первой подвернувшейся возможности ткнул им в железный бок подбежавшей машины. Впрочем, это ничего не решило.
  
   Робот подхватил обидчика хоботом и стал разгонять смельчаков молодым человеком, неуклюже болтающимся из стороны в сторону на конце толстого манипулятора. Машина вращала несчастного, попадая то его кроссовком в лицо случайно подвернувшегося оппонента, то рукой по чьей-нибудь коленке. Битва продолжалась недолго: упорные молодые люди, естественно, последовали за теми, кто уже убежал, а последний, выступавший в качестве предмета самообороны, был отправлен вслед за бегущими уже в качестве снаряда.
  
   Из кафе повыскакивали люди, некоторые стали снимать происходящее на камеры мобильных телефонов, другие воспользовались фотоаппаратами.
  
   - Выступление имело успех, - заключил Нумизмат, - а вот покушать уже не удастся.
   Действительно, к ресторанчику подъезжала полицейская машина.
  
   Пока внимание публики было сосредоточено на сцене объяснений прибывших граждан с местными властями, робот самовольно посетил фастфуд и успел в одну минуту собрать с прилавка уже готовые заказы и прихватить еще какие-то мелочи, попавшееся, что называется, под руку. Среди приемлемой пищи и всякого хлама позже обнаружатся: три использованных пакетика кетчупа, пара кошельков и стопка рекламных буклетов заведения. По окончании акта вандализма догадливая конструкция выкатилась наружу, аккуратно пристроила трофеи в фургоне и, несмотря на возражения полиции, подхватила путешественников и запихнула в автомобиль, после чего погрузилась сама.
  
  

Глава 3

  
   "Милая мама! Извини, что не смог вовремя предупредить тебя о моем отъезде! Дело оказалось настолько срочным и секретным, что никакой возможности уведомить близких о моем отсутствии я не имел. Очень скучаю и не знаю, когда вернусь домой. Здесь начинаешь оценивать всё по-другому, родной город и дом представляются важнейшими деталями жизни, без которых она не имеет ни смысла, ни продолжения. Пожалуй, дом и ты - единственные свидетели реальности, поскольку то, что творится сейчас со мной, то, что происходит вокруг меня, - нереальная какая-то чепуха и плод чьей-то разбушевавшейся фантазии. Твой сын Сережа. Не волнуйся: всё будет хорошо, я надеюсь".
  
   Бубликов окончил письмо, свернул его треугольничком по-фронтовому и спрятал под подушку, где уже дожидались отправки по адресу десятка с полтора подобных писем. Им было тесно, и казалось, что они даже толкаются, оттесняя друг дружку и выталкивая наружу. По крайней мере, два или три письма оказались у кровати на полу.
  
   Мужчина поднял их и снова поместил в тесноту и духоту, как судьба загоняет по утрам людей в вагоны метрополитена. Для тех, кто забыл, что такое метро, напомню. Представьте, что в Ваш автомобиль поместилось... ну, скажем, столько человек, сколько позволяют габариты транспортного средства и еще четверо. Вот, примерно так.
  
   В комнату вошел Второй.
   - Пишешь, Бублик?
   - Пишу...
   - Зачем? Отправить-то некому. Нет у тебя мамы, что ты в дочки-матери играешь? Хочешь, еще куда-нибудь отправим твои депеши? Хочешь, в Кремль? Или во Вьетнам куда-нибудь?..
   - Не надо. Я пишу, не чтобы читали, а так... Как будто кто-то прочтет...
   - Ну, давай я тебе ответы писать буду? Пиши мне!..
   - С тобой и так можно беседовать... Тут другое дело...
   - Фантазер ты!.. Лучше бы книжки писал!
   - У меня нет таланта.
   - Вот этого я не понял. Какого таланта?
   - Литературного.
   - Поясни...
   - Ну, если ты не можешь не делать чего-нибудь, если тебя все время тянет к чему-то... полоть там, сажать растения... или, например, песни петь... или табуретки
Страница 1 : Страница 2 : Страница 3 : Страница 4 : Страница 5 : Страница 6 :


Правда о терминаторе
  • Компьютер Глючнет неожиданно заметил, что за последние две недели сильно похудел. Дела шли плохо, и вообще чувствовал он себя препаршиво. 'Старость ...
  • НАЗАД

    Робот с хоботом 2 или возвращение Хунвейбина
  • Есть версия, что Хунвейбина пошили на подпольной фабрике игрушек в Китае. Сам он не возражает против этого мнения и нормально относится к своему ...
  • ВПЕРЁД