Сайт о роботах

Люди и роботы » Книги о роботах


Навигация
Самые интересные статьи
Gangnam Style танцует... робот!
Gangnam Style танцует... робот!
Песенная композиция южнокорейского исполнителя из группы PSI настолько поразила воображения людей, что даже роботы танцуют в этом стиле! Перед Вами Gangnam Style в...

Обратите внимание Будьте в курсе событий.

Люди и роботы

17.11.2009, 17:02
Писатель © Буденкова Татьяна Петровна (budenkova555@mail.ru)
Стиль рассказа: Фантастика, размер 20К.

   ЛЮДИ И РОБОТЫ. (рабочее название)
  
  Работаю я врачом-психоадаптатером,казалось бы, насмотрелся всякого.Ничем не удивишь.Но,одна история никак не выходит из головы. Вот её то, я и хочу рассказать. Начать, придётся, с себя.
  Дело в том, что врачи нашей специальности периодически проходят тестирование и сдают своеобразный экзамен под названием "код доступа". Значит,чем выше полученная категория, тем более ответственные задания будут поручать. Случилось так, что я, уже имея высшую категорию, был срочно переброшен на искусственный спутник, у которого даже названия не было, он просто числился на карте под каким-то шестизначным номером как необитаемый и закрытый для свободного посещения. Прилетел на базу, не успел осмотреться,как увидел команду группы "Штурм". По трапу следом прибывшего космолета один за другим, четко печатая шаг, спускались высокие, крепкие ребята, в темно-синей форме, на рукаве которой светилась серебряная звезда. Зрелище, скажу я Вам! Какой мальчишка на Земле не мечтает попасть в их команду?! Будто не c задания вернулись, а готовятся к параду. В ангаре, возле пристыкованного космолёта, появилась многоместная капсула. Команда разместилась внутри и "трамвайчик", как тут называют транспортные капсулы, унес ребят по заранее заданному адресу. Ангар опустел.
  - Ну, видел своих пациентов? - в голосе инструктора, который должен дать мне вводные данные о каждом, с кем нужно будет работать, звучало странное напряжение.
  - Видел. Слава Богу, не ликвидаторы массовых катастроф и не пострадавшие, - тогда у меня мелькнула мысль, устали ребята. Надо снять напряжение.
  - Знаешь, Влад, я не буду давать тебе вводный инструктаж. Твое восприятие должно остаться чистым от любого влияния, в том числе моего, - и он набрал на рабочей панели код закрытия доступа к информации.
  - С чего же мне начать?
  - С мыслей. Со своих мыслей. Это не просто "вояки". Каждый из них имеет способность читать мысли людей. Сами же они от подобной функции защищены наглухо, - видя, как я пожал плечам, инструктор только головой качнул. Мне-то по профессии такая функция полагалась. И доступ к моим мыслям стоял под грифом "сверх секретно".
  - Так вот, для них нет никаких "грифов". Помни это, не забывай. Обмануть этих парней - невозможно. Поэтому даже пытаться не будем. Так тебя и представим: врач, человек имеющий доступ к их проблемам.
  Представили меня перед ужином. Ели все вместе. Никто не остался в своей комнате. Сам этот факт мне понравился. Не было среди заказов пищевого энергоносителя. Все ели натуральную, даже, несколько архаичную пищу. Но особенно бросилось в глаза их молчаливое общение. Они не просто читали мысли друг друга. Они друг друга хорошо знали. Кто-то сдвинул в ряд столы, остальные заказали блюда и подавали их по цепочке. Каждому своё. Прямо передо мной поставили тарелку с рассыпчатой варёной картошкой и малосольными огурчиками. И в самом деле, я их очень любил. Рядом плюхнулся на большущей тарелке натуральный ростбиф. А в голове кольнула мысль: "На одной картошке далеко не уедешь. Ешь мясо". Но их молчание не было напряженным. Рядом с этими ребятами витало поле какой-то особой уверенной силы.
  Всё шло своим чередом. Группа проходила обследование, но я обратил внимание на перечень специалистов обязательных для посещения, среди которых в первую очередь значился инженер нанооружейник. Задерживались у него подолгу, а некоторые возвращались ещё. Потом попадали в кабинет тестирования высокоинтеллектуальных систем. И это было удивительно, ведь, казалось бы, искать им в человеческом теле - нечего!
  Ну и, инструктор был прав. Даже со своим кодом доступа, я улавливал лишь обрывки мыслей, что только подогревало мой профессиональный интерес, поскольку ничего, где бы требовалось моё вмешательство, я не находил. А по установленному графику, общаться нам предстояло последними, поэтому пользуясь моментом, просто наблюдал за группой.
   Как-то сидел на лавочке в демонстрационном зале, там, через прозрачный купол сказочно сверкают звезды, вдруг напротив меня остановился светловолосый парень.
  - Я Саша, - голос его звучал приятным баритоном и немало удивил меня, уже начинавшего привыкать к молчаливому общению.
  -Наверно, нам будет лучше общаться вслух. Так шансы будут равны. Иначе, моё преимущество в прочтении ваших мыслей и эмоций, не даст вам возможности быть объективным. А именно это для меня сейчас самое необходимое. Мы с вами договоримся о времени и месте нашего общения, и я воспользуюсь блокатором функции. То есть, на какое-то время буду лишен способности читать то, о чём вы думаете. Мне же, проговаривая свои мысли вслух, будет легче изложить вам суть проблемы, - голубые глаза Саши смотрели на меня внимательно и спокойно. И этот человек говорит о существовании у него проблемы?
  - Для начала мне необходим определённый круг информации о Вас, как о личности, - сказал я.
  - Понимаю. Поэтому сейчас вы закройте глаза, расслабьтесь и приготовьтесь просмотреть фильм, или точнее отрывок из фильма, о моей жизни. Это и будет необходимая для Вас информация. Я передам Вам её мысленно, поскольку ваш код доступа позволяет это сделать.
  Мне ничего не оставалось, как вежливо улыбнуться и откинуться поудобнее на спинку лавочки.
  Видимо, Саша мог не только мысли читать, но влиять на зрительный центр мозга так, что у меня создавалась полная иллюзия присутствия в транслируемом Сашей месте.
  Густая зелень огромных деревьев, больше напоминавших травы переростки, расступилась, и я увидел начинающееся подножие каменного холма. У самого основания, от разведенного костра поднимался вверх дым. Рядом расположилась группа каких-то приматов. Но, странное дело, приматы и разведенный огонь? Двигаются они прямо, сильно сутулясь. Рядом с огнём сидит лохматое существо, согнувшись, прижимает к груди какой-то свёрток. Саша приближает картинку - вижу крупным планом: свёрток - это детеныш и он сосёт грудь. Внимательно рассматриваем группу. В основном все мужского пола. Женщин только двое. Одна - та, что сидит у костра, а вторая, видимо очень преклонного возраста, что-то делает со шкурой убитого животного.
  Потом в ускоренном темпе мелькают кадры, которые я рассмотреть не очень успеваю. На них примерно такого же вида приматы. Но, мне почему-то хочется сказать - люди. Странное ощущение охватывает меня. Возможно, сказывается субъективное Сашино влияние. Вот кадр остановился, и я внимательно смотрю, как на берегу моря расположились, нет, теперь уже нет сомнений - люди. Но они явно не похожи на тех, что видел на предыдущих кадрах. Волосяной покров у них расположен почти так, как у нас, а не покрывает всё тело. Одеты в выделаные шкуры. На костре, нанизаная на ветки деревьев, жарится рыба. Женщин много. В группе постоянно происходит движение. Поэтому пересчитать, сколько женщин и мужчин, невозможно. Они издают звуки, вполне понятные друг для друга.
  Трансляция окончена. Я постепенно прихожу в себя. Ощущение полного присутствия в увиденном, покидает меня медленно. Мозг не хочет верить, что это все показали, и сам я там не был. Поэтому ещё какое-то время сидим молча.
  - Теперь я хочу Вас попросить ознакомиться с моими личными данными у нанооружейника и специалиста по высокоинтеллектуальным системам. Оба они тут. Проводят обязательную проверку каждого члена группы после проведенных нами мероприятий. Когда будете готовы со мной говорить - дадите знать. Саша посмотрел мне прямо в глаза: "В следущий раз я покажу вам завершающие кадры. И у меня к вам будет только один вопрос. Собственно из-за него наша группа попросила встречу с вами", - он улыбнулся. Попрощался наклоном головы и оставил меня в раздумье.
  Из опыта своей работы я знал, что действительность, очень часто, превосходит все ожидания.
  Первая моя беседа состоялась со специалистом по высокоинтеллектуальным системам. На мой вопрос, какова его роль в обследовании группы? Невысокий, черноволосый Терюки Коматсу сверкнув на меня узкими карими глазами, вежливо улыбнулся.
  - Почему группы? Обследую каждого отдельно. Очень сложные системы.
  - Я о людях, причем тут "системы"? - удивление явно читалось на моём лице.
  - Было распоряжение руководства отвечать на любые ваши вопросы. Но не ожидал, что вы совершенно не в курсе дела, - Коматсу отошел в сторону, немного помолчав, продолжил:
  - Каждый из этих парней предназначен для выполнения таких задач, которые вам даже присниться не могут. Им приходиться перемещаться в пространстве и времени. Постоянно испытывать колоссальные физические и эмоциональные нагрузки. Перемещать с собой боевой арсенал и другое необходимое оборудование, бывает крайне сложно, а часто - практически невозможно. Поэтому в закрытых лабораториях разработаны нанотехнологии, первыми испытателями которых являются эти ребята. Каждый из них - универсальное оружие и комплекс самых совершенных достижений нашей науки, с возможностью её использования. Обращаю ваше внимание особенно, это не универсальные солдаты. В их задачу не входит банальное ведение боевых действий.
  - И как это осуществляется реально? - всё больше удивлялся я.
  - Почти каждый орган их тела подвергся доработке, - Коматсу сцепил на груди руки, слегка наклонил голову на бок, бросив на меня испытывающий взгляд.
  Я чуть не "ляпнул": люди-роботы? Но успел, что называется "схватить себя за язык".
  Коматсу улыбнулся.
  - Я вас понял. Не ищите подходящие слова. Постараюсь объяснить. На мой взгляд, это люди. И только люди! Да, их физические возможности многократно превосходят возможности любого из нас. Например, слуховой диапазон столь широк, что они улавливают даже незначительное звуковое колебание на больших расстояниях, но не просто "слышат", они идентифицируют звук. И, в обратном порядке. Звук, который для простого человека губителен, минует их слуховой аппарат. Воспринимается кожей и анализируется также идентифицируясь. Зрение. Скажите, если человек слеп и пользуется зрительным протезом - он что, робот? У этих ребят зрение устроено так, что они могут использовать его как окуляр электронного микроскопа, либо как сверхмощный телескоп. Настройка интеллектуальная, то есть центр управления размещен в мозгу. Теперь о коже.
   - Простите, - перебил я - но, я обратил внимание, что парни при всей несхожести черт лица, указывающих на их различную расовую принадлежность, имеют одну общую особенность. Одинаковый цвет кожи.
  - А что же вы хотите? Они и есть все разные. И по расовой принадлежности тоже.
  - Но, у всех одинаково розоватый цвет кожи? - не унимался я.
  Коматсу чуть заметно опустил уголки губ.
  - А это и есть самая большая победа нашей науки, и самая большая беда, - он замолчал, видимо собираясь с мыслями.
  - Ещё в двадцатом столетии, осваивая околоземное пространство, люди разрабатывали защиту своего тела. Скафандры были громоздки и неудобны. Наука не стоит на месте. Усовершенствование скафандров стало первоочередной задачей.
  - Что-то я на них никакого подобия скафандров не приметил, - не выдержав вдруг возникшей паузы, вставил я.
  - В этом-то и беда, - он опять замолчал. Я ждал.
  - Дело в том, что постепенно скафандры достигли такого совершенства, что стали превращаться как бы во вторую кожу. Только снабженную многими необходимыми функциями. Самая последняя разработка снабжена искусственной нервной системой, которая при контакте с кожей человека, должна выполнять команды его мозга. Например, радиационной защиты, химической, или бактериологической защиты. В начале так оно и было. И мы радовались как дети. Наивные. Если бы знать какого "монстра" мы допустили к людям.
  - Что же тут плохого?
  - При истечении какого-то времени, такой скафандр прорастает нервными окончаниями в человеческую кожу. И уже нет возможности отделить его. Он становиться как бы вторым слоем кожи.
  Молчали мы долго.
  - Значит, ребята навсегда... - я не мог подобрать слов.
  Мы ещё долго говорили об имплантатах в организме членов бригады, об их метаболизме и других внедренных в их организм системах. В завершение Коматсу ещё раз подчеркнул: что весь арсенал возможностей членов группы, управляется мыслительным процессом.
  - То есть вы хотите сказать - они постепенно превращаются в биороботов? - задал я самый волнующий меня вопрос.
  Лицо Коматсу вдруг приобрело неожиданно белый цвет. Губы плотно сжались. И только ноздри широко раздувались.
  - Я уже говорил. Они люди. И только люди, - голос его звучал сдавленно, будто он старался подавить сильное волнение.
  - Прошу меня простить. Пока так и не понял, как и в чём могу им помочь. Но, раз я здесь и посвящен во все тонкости, то вопрос серьезный. И мне необходимо знать и понять правду, какой бы она не была.
  Следующая беседа состоялась с наноружейником. После всего услышанного, его рассказ уже не удивлял.
  Теперь меня больше всего волновало, что же хочет спросить Саша?
  Он возник неожиданно. Внимательно посмотрел мне в лицо. Как я тогда хотел, чтоб он уже принял блокатор! Чтоб мои мысли остались при мне. Саша шагал рядом со мной и молчал. Я даже не пытался проникнуть в его мысли. Наперёд зная, что он если пожелает, то пресечет первую же мою попытку. Я ждал его реакции.
  - Это очень хорошо, что вы не пытаетесь подобрать успокоительные слова. Да, верно, я ещё не принял блокатор, потому что обещал вам показать завершающие кадры, - и он жестом предложил пройти в комнату отдыха, где можно было удобно расположиться. Как только мы устроились, Саша кивнул: "Начали?"
  Я опять метался по странной планете так похожей на нашу доисторическую Землю и, в тоже время, такой незнакомой. Ладони мои, соприкасаясь друг с другом, образовывали между собой энергетический разряд такой мощности, что направляя его на какой-либо предмет, я его просто испепелял. Ага, вот уже виденная мной поляна. Выхожу из укрытия. Меня видят. Все бросаются в пещеру. Я не спешу. Жду, когда туда забегут все. Знаю что потом, когда они в ней скроются, направлю туда мощный заряд. Даже испугаться не успеют... Пепел постепенно развеет ветер и смоет дождевая вода. Всё моё существо противилось этому. Перед глазами помимо воли рисуется картина: маленькая ладошка, упирающаяся в материнскую грудь и уткнувшаяся в неё же мордочка. Нарушаю инструкцию. Захожу в пещеру. Переключаю зрение на инфровидение. Женщина, согнувшись всем своим телом, закрывает ребёнка, спрятавшись за выступающим валуном. Индикаторы сообщают о крайнем уровне агрессии и почти нулевым уровнем опасности. Ясно. Меня боятся. Но причинить мне вред не могут. Мгновения бегут. Пора принимать решение. И в этот момент передо мной выскакивает сгорбленная мохнатая фигура с рогатиной в руке. Срабатывает доведенный до автоматизма навык. Ладони вместе, мгновенное напряжение, вспышка... И я понимаю, что в пещере, кроме меня остались только мать и ребёнок. Поворачиваюсь в их сторону... Женщину и ребёнка закрывает мохнатой спиной последний, из оставшихся в живых. Выхожу из пещеры...
  Всё. Всё кончено. Мы сидим в удобных креслах. Свет и тепло окружают нас. А я никак не могу прийти в себя. Я, психоадаптатор. Чего только в своей практике не повидал? А тут.... Провожу рукой по лицу. Наваждение не проходит. Душа саднит так, что впору самому обращаться за помощью.
  - Я предвижу ваш вопрос. Но прежде вы ответите на мой, - голос размеренный, без тени волнения.
  - Не удивляйтесь, - продолжил он,- наши нервные клетки - нейроны, снабжены так называемыми натриево-калиевыми подушками, которые обеспечивают нейронам потенциал покоя. Это дает возможность принимать адекватные решения в любых ситуациях, - и помолчав немного, добавил, - только мне от этого не легче.
  Я внимательно смотрел на этого красивого и сильного человека.
  - Мы люди? - вдруг, без перехода спросил Александр.
  - А кто же? - оторопел я.
  - Ваша реакция даёт надежду. Но давайте рассуждать логично. Усовершенствование нашего организма зашло так далеко, что коснулось клеточного уровня. Выполняя задание, я сохранил жизнь, которую должен был уничтожить. Это первая заповедь робота, - Саша замолчал, видимо обдумывая дальнейшее. Проникнуть в его мозг я даже не пытался, сочтя это кощунством.
  - А теперь не только я, но и все мы, не находим себе место.
  - Почему? Почему? Зачем? Чем они вам помешали? - не мог я не задать этот вопрос.
  - На планете параллельно развивались две ветви, каждая из которых вначале претендовала стать потомками человека разумного. Но, в какой-то момент развития одна ветвь регрессировала. Особей женского пола почти не осталось. И тогда они стали похищать женщин другой ветви. Потомство получалось редким и ущербным. Поскольку число особей второй ветви на данном этапе было не велико, то подобный геноцид, вел к исчезновению и одних и других. Выход был один, хотя крайне жестокий. Вот это задание мы и выполняли. Но, вы не ответили на мой вопрос....
  - Александр, вы сказали, что практически все органы, включая клеточный уровень, у вас модифицированы? От перенапряжения даже нервная система застрахована. Тогда что же у вас не застраховано? Что же болит? - я уже знал ответ. И с уважением смотрел на своего собеседника. Он вопросительно качнул головой....
  - Душа, Саша, душа у тебя болит. А она есть только у людей. Все знают, что она есть. Сколько её ищут, да никто ещё не нашел. И никто твою душу "модифицировать" не может. Если сам не испоганишь.
  
  
   Ещё какое-то время я продолжал общаться с ребятами. Расставаться не хотелось. Но работа есть работа. Меня ожидал очередной вызов.
  Прошло чуть больше двух месяцев, когда пришло сообщение. Саша писал, что будет пролётом, указывал время и место. Предупреждал, что встреча будет короткой. Просил не опаздывать и вопросов не задавать. В помещение, где находилась группа "Штурм", я попал по заранее заготовленному пропуску. Вошел, на меня обрушился шквал, каждый хотел что-то сказать. Казалось, воздух кипит от эмоций, а внешне, посторонний человек наблюдал бы как группа крепких парней, молча улыбаясь, переглядываются и смотрят на меня. Саша поднял руку. От неожиданности в голове зазвенело. Все прекратили трансляцию мыслей. И я увидел только одну картинку: небольшой домик, на лесной опушке, рядом какое-то доисторическое сооружение из камней и мха. Странная женщина с длинными руками, сутулясь, направляется по каким-то своим делам. У огня сидит мужчина, перед ним на искусственной шкуре ребенок, на шее у которого ленточка, а вместо соски на ней болтается... экран трансляционного устройства.
  - Мама сказала - с ума сойдет! - вслух рассмеялся Саша. И добавил: "Когда закончилось исследование возможных последствий, выяснилось, что они всё равно не выживут. И повлиять на ход истории не могут. Мы обратились с рапортом. Нам разрешили их забрать. Вот мы и забрали... под опеку моей мамы".
  Группа улетела на следующее задание. А я все сидел в зале и думал о тех, кто навсегда остался пеплом на той планете. На ТОЙ планете. И задавал себе теперь уже я, только один вопрос, где была группа "Штурм"? Мне, почему-то, пришли на ум слова, сказанные Коматсу о том, что ребятам приходится перемещаться не только в пространстве, но и во времени. А на душе у меня, "скребли кошки".
  


Трансформер
  • ...
  • НАЗАД

    Тучина Оксана. Трансформеры
  • Слышу чьи-то торопливые шаги за дверью и, не дожидаясь, пока этот умник наберётся наглости и постучит в командирскую каюту (прямо посреди ночи, дай ...
  • ВПЕРЁД