Сайт о роботах

Биоробот » Книги о роботах


На международной конференции я раскритиковал свой же проект по клонированию людей. Я доказал, что поколение этих людей неизбежно погибнет. Да, они невероятно умны, да, они абсолютно здоровы, да, они послушны и исполнительны. Но есть одно 'но'. Они неполноценны. Они не воспринимают реальность всей гаммой чувств. И когда поколение искусственных людей осознает это. Осознает свою убогость. Тогда произойдет трагедия.
Навигация
Самые интересные статьи

Обратите внимание Будьте в курсе событий.

Биоробот

18.07.2008, 11:34
Писатель © Мельников Михаил Андреевич (meres33@rambler.ru)
Стиль рассказа: Фантастика, размер 12К.

   Меня боятся.
   Почему? Потому что я отличаюсь от других.
   Я холодный и расчетливый. Я абсолютно здоровый и невероятно выносливый. Я несгибаемый и бесстрашный. Я трудолюбивый и неутомляемый. Я талантливый, а ум мой настолько быстрый, что в секунды решаю сложнейшие задачи.
   Я - новое поколение людей. Пока что первый и единственный. Но скоро быть таким, как я, станет нормой. Я этого добьюсь.
   Детский сад. Дети играют в сторонке. Я сижу и наблюдаю за ними. Они испуганно поглядывают на меня. Шепчутся. Они не понимают меня. И боятся. Я понимаю их, но не признаю. Потому как ни один из них ничего не может мне дать. Их разум примитивен. Их игры глупы. Мне нечего с ними делать.
   Я листаю учебник по математике. Взрослые удивляются, когда видят меня за этим занятием. Спрашивают, что интересного нашел в книге. Я пожимаю плечами, не зная, как объяснить им, что люблю разные задачи. Мне взъерошат волосы. Зачем взрослые это делают? Обидеть хотят? Назовут "умным мальчиком" и уйдут. Не догадываются они, что я умею читать. А как? Мне уже целых три года. И уж точно им невдомек, что мне действительно интересно, ведь самих их воротит от математики.
   За мной постоянно наблюдают воспитатели. Они меня тоже не понимают. И это не удивительно. Они не далеко ушли от своих подопечных. Ими руководят эмоциональные побудители и инстинкты. То есть пороки, которых я не имею. Им не понять меня. Я знаю, почему они так пристально и долго глядят на меня. Они боятся, что я причиню вред другим детям. А может, и им самим. Глупый страх. Еще один свойственный им порок. Мне не зачем делать кому-то плохо. В этом нет смысла. Но воспитатели не понимают меня. А потому боятся.
   - Что ты делаешь? - ко мне подошла девочка со светлыми волосами. Видно, новенькая, так как остальные дети ко мне не подходят.
   - Читаю, - ответил я.
   Она заглянула в книжку и увидела мелкие буковки, цифры, чертежи.
   - Интересно? - спросила она.
   - Мне - да. Тебе - сомневаюсь.
   Они посидела рядом и вдруг ее голубые глаза удивленно уставились на меня:
   - А почему ты никогда не играешь?
   - Не хочу.
   Ее бровки изумленно поднялись.
   - А гулять любишь? - спросила она.
   - Нет, - ответил я, чтобы она отвязалась.
   Взял книгу и пошел в другой угол.
   А она удивленно смотрела мне вслед.
   Школа. На уроках невероятно скучно. Учитель пытается объяснить то, что я уже знал в два года. Но приходится высиживать занятия. Таков закон. Закон же я уважаю. Вокруг опять сборище неразвитых детей. Они мне абсолютно неинтересны. Они шумные, неусидчивые, эмоционально неустойчивые. Когда же закончится занятие? А ведь только первый класс. И терпеть все это предстоит еще очень долго.
   За одной партой со мной сидит девочка со светлыми пышными волосами. Она несколько лучше своих сверстников. Она спокойная и вдумчивая. Но все равно примитивна. Я видел, как она общается со своими куклами, а бывает даже с цветами возле школы. Разве не глупо? Глупо.
   Она пыталась со мной говорить, но я молчал. О чем нам говорить? Ничего нового я от нее не узнаю, а то, что узнает она от меня, ей не интересно.
   Учитель задал вопрос:
   - Кем вы станете, когда вырастете?
   - Бизнесменом.
   - Путешественником.
   - Президентом, - отвечали дети.
   - А ты, Иван? - спросила преподаватель.
   - Лидером новой цивилизации, - не задумываясь ответил я.
   Учитель неловко улыбнулась, не поняв, что я говорю совершенно серьезно.
   В пятом же классе нам задали другой вопрос:
   - Представьте, что у вас есть одно желание. Любое. Что бы вы пожелали?
   Все желали кукол, машинок, велосипедов, сладостей, те, кто посерьезней, мир во всем мире. Я же пожелал, чтобы детей не рожали, а выращивали. И меня опять не поняли.
   В школе, да и не только в школе, я был самым развитым. У меня никогда не было двоек. Все нормативы я делал невероятно легко и быстро. И в физических занятиях мне не было равных. Однако отчего-то преподаватели не спешили ставить меня в пример. А если и ставили, то как-то с опаской.
   И им я мешал. Мешал чувствовать себя нормальными.
   Меня долго сторонились, но в седьмом классе все же решили избить. После занятий меня выловила толпа мальчишек. Они окружили меня, и один здоровый пацан с сигаретой в зубах, года на три старше, встал передо мной, я встретил его злой взгляд, он начал сыпать на меня угрозами вперемежку с ругательствами. Я же был спокоен и холодно смотрел на него. Я видел его неуверенность, скрываемую потоком скверных слов. Если бы не толпа за спиной, он бы не осмелился стоять передо мной. Но дело в том, что я также знал, что и толпа боится меня.
   Боится непохожего, другого.
   Поток грязных слов ни к чему не привел. Страха во мне он не вызвал. Старший замолчал, угрюмо затянулся сигаретой. Бычок упал на землю и в этот момент он хотел меня ударить. Но ничего не вышло. Еще до удара я знал, что он собирается делать. И мне не стоило труда увернуться от кулака. Хотя он и старше меня на три года, но мой организм гораздо более крепок, чем его, мой организм не отравлен ядовитым дымом и спиртным, плюс мой мозг не в пример быстрее отдает команды моему совершенному телу. Итог, я свалил его болезненным приемом и оставил корчиться на земле.
   Окинул холодным взглядом толпу. Мальчишки отступили, в глазах страх. Я поднял с земли сумку с учебниками и спокойно пошел домой. Толпа тут же расступилась и выпустила меня. После этого в школе никто больше меня не трогал. Все стало как обычно. Все сторонились меня.
   В старших классах парни и девушки начали гулять вместе, целоваться. Это называется любовь. Я много о ней узнавал, но так ничего и не понял. Меня никогда не тянуло кого-то трогать и уж тем более делать что-то совсем уж интимное. Но людям отчего-то нравится. Все-таки странная эта штука - любовь.
   Был июнь. Кончился последний учебный год. Я сдал экзамены. И уже надеялся, что могу спокойно уйти из школы, но тут произошел странный случай. Я так и не смог его понять и просчитать.
   Одна светловолосая девушка пригласила меня на выпускной бал. Сначала я отказался, но потом, сам не знаю как, но она уговорила меня пойти. До сих пор недоумеваю, как ей это удалось.
   На нашу пару смотрели потрясенно. Да я и сам ощущал себя странно. Парни глядели на меня со злобой. Алена, так звали мою пару, нравилась очень многим, и им, наверно, тоже.
   Алена пыталась научить меня танцевать, но у меня получалось очень плохо. Она говорила, что я не чувствую музыки, и звонко хохотала, когда я делал очередное движение. Она же танцевала плавно, грациозно, ритмично. Мне даже нравилось наблюдать за ее движениями. А судя по направленным на нее восторженным и завистливым взглядам, не только мне.
   - Может, погуляем? - спросила она, с опаской глядя на хмурых парней. Видно, боялась, что к нам начнут приставать.
   Я согласился.
   Мы гуляли в парке. Была теплая летняя ночь. Вокруг никого. Алена что-то рассказывала. Я держал ее теплую ладонь. Как вдруг она остановилась, ее горячие ладони сжали мои, глаза светились. Внезапно она прильнула ко мне и поцеловала в губы. Я закрыл глаза, потому что кружилась голова. Я долго их не открывал, а она продолжала меня целовать.
   Внутри меня становилось непонятно, горячо, и когда я отворил глаза, то увидел Алену совсем по-иному. Она была необыкновенно красива.
   И я поцеловал ее в ответ.
   Она обхватила мою шею, я прижал ее к себе... и забылся. Мой холодный расчетливый разум не мог осознать того, что с ним происходит, и отключился. И все, что было той теплой летней ночью, стерлось из моей памяти, лишь осталась крохотная частичка от странного чувства свободы и счастья.
  
   С тех пор прошло десять лет. Теперь я известный и уважаемый в широких кругах человек. Работаю над международным проектом по выращиванию человеческого плода. Закон уже обсуждается. Скоро каждой семье представится возможность получить одного искусственно выращенного ребенка.
   Я как раз прогуливался по парку и обдумывал некоторые детали проекта, когда меня окликнули:
   - Иван! - это был звонкий женский голос.
   Я обернулся и увидел стройную девушку в легком платье и пышными светлыми волосами. Она махала мне рукой и улыбалась.
   - Привет, Алена, - сказал я, когда мы сблизились.
   - Здравствуй, Иван, - сверкала ее белозубая улыбка. - Вижу, стал ты важным человеком.
   Я пожал плечами. Просто работал. И все.
   - Может, прогуляемся, - предложил я.
   - С радостью, - радостно отозвалась она.
   И мы гуляли до темна.
   Как и в тот далекий вечер было тепло. Ветерок свежий, приятный. Мерцают звезды. Как и тогда мы держимся за руки. Не знаю, почему, но мне так хорошо, как не было за все эти десять лет.
   Мы сидели на берегу озера. Она любовалась звездами, а я любовался ей, уже цветущей во всей красе молодой женщиной. Я смотрел на нее, а она вдруг повернула ко мне голову и сказала:
   - Иван, я люблю тебя.
   Я глядел в ее ласковые глаза и не знал, что сказать. Как объяснить ей, что мне неведомо это чувство. Я другой, более совершенный, и мне не свойственны эмоции в их стандартном проявлении.
   - Иван, я знаю, что тебе трудно это понять, но... ты должен знать, - глаза ее светились как в тот странный летний вечер. Светились радостью. - Иван, у тебя есть сын.
   Мой разум сбился с четкого алгоритма.
   - Сын? - отчего-то трудно выдавил я.
   - Да, - улыбнулась Алена.
   Во мне что-то сдвинулось и я не мог прийти в себя.
   В это время она взяла меня за руку и куда-то повела. И когда мы оказались у искрящегося в свете фонарей фонтана, она тихонько сказала:
   - Взгляни, видишь того мальчика.
   Я увидел играющего у фонтана румяного веселого мальчугана. У него светлые волосы и яркие голубые глаза. Но лицо очень напоминает... мое!
   - Это твой сын, Иван, - сказал Алена.
   Я глядел на своего сына. Внезапно сердце забилось чаще, голова закружилась. Я сел на землю.
   И из моих глаз полились слезы.
   Мое сознание охватили невероятные чувства, сильные и не подвластные разуму. Я видел, что Алена тоже плачет, но не от боли, а от счастья.
   И тогда я понял немыслимую, просто невообразимую вещь.
  
   На международной конференции я раскритиковал свой же проект по клонированию людей. Я доказал, что поколение этих людей неизбежно погибнет. Да, они невероятно умны, да, они абсолютно здоровы, да, они послушны и исполнительны. Но есть одно "но". Они неполноценны. Они не воспринимают реальность всей гаммой чувств. И когда поколение искусственных людей осознает это. Осознает свою убогость. Тогда произойдет трагедия.
   - Когда я осознал свою неполноценность мне не хотел жить, - совершенно искреннее говорил я перед мировой политической элитой. - Но я жил ради своей жены и своего сына, а ныне еще и двух дочерей. Но, боюсь, у большинства искусственно выращенных не будет такого стимула. Неизбежно начнутся самоубийства. Нам нельзя этого допустить.
   На собрании воцарилась гробовая тишина. Однако через минуту зал взорвался оглушающими аплодисментами.


Лебедь, щука, рак и робот
  • ...
  • НАЗАД

    Терминатор в Институте времени
  • ...
  • ВПЕРЁД