Сайт о роботах

Раб корректуры. Айзек Азимов » Книги о роботах


Навигация
Самые интересные статьи
Робот Johnny 5 из конструктора LEGO MINDSTORMS
Робот Johnny 5 из конструктора LEGO MINDSTORMS
Робототехник любитель Даниель Бенедетелли из конструктора LEGO удалось собрать робота Johnny 5 и написать об этом в своей книге 'Создаём классных роботов из конструктора...

Обратите внимание Будьте в курсе событий.

Раб корректуры. Айзек Азимов

Опубликовано: 30.07.2012, 16:15
Автор: Айзек Азимов

Страница 1 : Страница 2 : Страница 3 : Страница 4 :
Рассказы о роботах.

Раб корректуры


Дело слушалось без присяжных при закрытых дверях. Ответчиком была фирма "Юнайтед Стейтс Роботс энд Мекэникл Мен Корпорейшн", а при ее влиянии добиться подобной уступки было не так уж трудно.
Впрочем, истец особенно и не возражал: попечители Северо восточного университета прекрасно представляли себе, как будет реагировать широкая публика на известие о проступке робота. То, что проступок этот был совершенно необычного и исключительного свойства, не имело значения. Попечители боялись, что бунт против роботов может перерасти в бунт против науки.
Равным образом и правительство в лице судьи Харлоу Шейна не собиралось поднимать шум вокруг этой истории. Портить отношения и с "Ю. С. Роботс", и с ученым миром было одинаково неблагоразумно.
- Итак, джентльмены, - начал судья, - поскольку ни присяжных, ни репортеров, ни публики здесь нет, мы можем отбросить формальности и перейти прямо к сути дела.
Он криво улыбнулся, не слишком веря в действенность своего призыва, и, подобрав мантию, уселся поудобнее. У судьи была добродушная румяная физиономия, округлый подбородок, нос картошкой и широко расставленные светло серые глаза. Словом, не такая бы внешность подобала могущественному вершителю правосудия, и судья в глубине души сознавал это.
Первым был приведен к присяге свидетель обвинения Барнабас Гудфеллоу, профессор физики Северо восточного университета. Сердитый вид, с которым профессор пробормотал стандартные слова клятвы, никак не вязались с его фамилией, означающей "славный малый".
Покончив с предварительными вопросами, обвинитель глубже засунул руки в карманы и спросил:
- Скажите, профессор, когда и при каких обстоятельствах к вам обратились с предложением воспользоваться услугами робота И Зет Двадцать Семь?
На маленьком, остром личике профессора появилось беспокойное выражение, но от этого оно не сделалось менее сердитым.
- Мне приходится поддерживать профессиональные контакты с директором исследовательского отдела "Ю. С. Роботс" доктором Альфредом Лэннингом, а кроме того, мы знакомы лично. Вот почему я счел возможным выслушать до конца то странное предложение, с которым он обратился ко мне третьего марта прошлого года…
- То есть две тысячи тридцать третьего года?
- Совершенно верно.
- Простите, что прервал вас. Продолжайте, будьте Добры.
Профессор холодно кивнул, нахмурился, припоминая все обстоятельства, и начал.

Профессор Гудфеллоу смотрел на робота с некоторым беспокойством. В соответствии с правилами перевозок роботов на Земле в подвал университетского склада робота доставили в закрытом контейнере.
Это событие не застало профессора врасплох. После телефонного разговора третьего марта он все больше поддавался настойчивым уговорам доктора Лэннинга и вот оказался с роботом лицом к лицу.
На расстоянии вытянутой руки робот выглядел пугающе огромным.
Доктор Лэннинг внимательно осмотрел робота, словно желая убедиться, что его не повредили при перевозке, а затем повернул голову с гривой седых волос в сторону профессора и взглянул на него из под мохнатых бровей.
- Перед вами робот И Зет Двадцать Семь, первый серийный робот данной модели. - Лэннинг повернулся к роботу. - Познакомься с профессором Гудфеллоу, Изи.
- Здравствуйте, профессор.
Голос робота звучал совершенно бесстрастно, но от неожиданности профессор вздрогнул.
Робот напоминал пропорционально сложенного человека семи футов росту - внешность роботов всегда была рекламной изюминкой фирмы "Ю. С. Роботс". Внешний вид да основные патенты на позитронный мозг - вот что обеспечило компании полную монополию в производстве роботов и почти полную монополию в производстве вычислительных машин.
Когда двое рабочих, доставивших робота, вышли из подвала, профессор Гудфеллоу несколько раз перевел взгляд с робота на Лэннинга.
- Надеюсь, он не опасен. - Судя по тону, профессор не питал на этот счет особых надежд.
- Куда менее опасен, чем, например, я, - ответил Лэннинг. - Меня вы можете вывести из себя настолько, что я вас ударю. А с Изи у вас ничего не получится. Вам ведь известны Три Закона Роботехники?
- Да, конечно.
- Эти законы встроены в структуру связей позитронного мозга, и робот не в состоянии их нарушить. Для робота Первый Закон - охранять жизнь и благополучие людей - определяет цель его существования.
Он помолчал, потер щеку и добавил:
- Как бы нам хотелось убедить наконец в этом все человечество.
- Очень уж он огромен.
- Верно. Но вы убедитесь, что его внушительная внешность не помешает ему быть полезным.
- Каким все таки образом? Из наших бесед по телефону я ничего определенного так и не узнал. Но я согласился взглянуть на ваше изделие и, как видите, сдержал свое обещание.
- Взглянуть мало, профессор. Вы захватили с собой, как я просил, какую нибудь книгу?
- Да.
- Покажите ее, пожалуйста.
Не спуская глаз с металлической громадины в человеческом облике, профессор нагнулся и достал из портфеля толстый том.
Лэннинг посмотрел на корешок.
- "Физическая химия растворов электролитов". Прекрасно. Вы выбрали ее сами, наугад. Я не просил вас захватить именно эту монографию. Не так ли?
- Совершенно верно.
Лэннинг протянул книгу роботу И Зет 27.
- Погодите! - Профессор даже подпрыгнул. - Это очень ценная книга!
Лэннинг приподнял лохматые брови.
- Уверяю вас, Изи вовсе не собирается рвать книгу с целью продемонстрировать свою силу, Он умеет обращаться с книгами не менее бережно, чем я или, вы. Продолжай, Изи.
- Благодарю вас, сэр, - сказал Изи. Затем слегка повернувшись, добавил: - Если позволите, профессор Гудфеллоу.
Профессор изумленно уставился на робота.
- Да… да, разумеется.
Медленными и плавными движениями металлических пальцев Изи принялся листать книгу; он кидал взгляд на левую страницу, затем на правую, переворачивал страницу и так минуту за минутой.
От робота исходило такое ощущение мощи, что двум людям, наблюдавшим за его действиями, начало казаться, что цементные своды стали ниже, а сами они превратились в карликов.
- Освещение здесь неважное, - пробормотал Гудфеллоу.
- Не имеет значения.
- Но что он делает? - уже более резким тоном спросил профессор.
- Терпение, сэр.
Наконец перевернута последняя страница.
- Мы слушаем, Изи, - сказал Лэннинг.
- Книга сделана в высшей степени тщательно и аккуратно, и я могу отметить лишь несколько мелких погрешностей, - начал робот. - На странице двадцать семь, строка двадцать вторая, слово "положительный" напечатано как "пойложительный". На тридцать шестой странице в шестой строке содержится лишняя запятая, а на пятьдесят четвертой странице в тринадцатой строке запятая пропущена. На странице триста тридцать седьмой в уравнении четырнадцать знак плюс следует заменить на минус, иначе это уравнение противоречит предыдущему…
- Постойте! Постойте! - вскричал профессор. - Что он делает?
- Что делает? - с неожиданным раздражением переспросил Лэннинг. - Да он все давно уже сделал. Он откорректировал вашу книгу.
- Откорректировал?
- Да. За то короткое время, которое понадобилось, чтобы перелистать страницы, робот обнаружил все орфографические, грамматические и пунктуационные ошибки, Он отметил все стилистические погрешности и выявил противоречия. И он сохранит эти сведения в своей памяти - буква в букву - неограниченное время.
У профессора отвисла челюсть. Он стремительно направился в дальний угол подвала и столь же стремительно вернулся обратно. Затем скрестил руки на груди и уставился на Лэннинга, потом на робота. После паузы он спросил:
- Вы хотите сказать, что это робот корректор?
Лэннинг кивнул.
- В том числе и корректор.
- Но для чего было демонстрировать его мне?
- Чтобы вы помогли мне предложить его университетскому совету.
- Для правки корректур?
- В том числе и для этого, - терпеливо повторил Лэннинг.
На морщинистом личике профессора появилось выражение брюзгливого недоверия.
- Но ведь это нелепо!
- Почему?
- А потому, что университету не по карману этот корректор весом… самое малое в полтонны.
- Корректура - это еще не все. Он может составлять отчеты по заранее подготовленным материалам, заполнять анкеты и ведомости, проверять студенческие работы, служить картотекой…
- Все это мелочи.
- Напротив, - ответил Лэннинг, - и вы в этом сейчас убедитесь. Но мне кажется, что нам будет удобнее беседовать у вас в кабинете, если вы не возражаете.
- Разумеется, - машинально произнес профессор и направился к двери, но тут же остановился, - Позвольте, а робот? - раздраженно выпалил он. - Не можем же мы взять робота с собой. Нет, нет, доктор Лэннинг, вам придется заново его упаковать.
- Успеется. Мы оставим Изи здесь.
- Без присмотра?
- А почему нет? Он знает, что должен остаться здесь. Давно уже следовало бы понять, профессор Гудфеллоу, что на робота можно положиться куда спокойнее, чем на человека.
- В случае какого нибудь ущерба отвечать придется мне.
- Я гарантирую, что никакого ущерба не будет. Послушайте, рабочий день уже кончился. До завтрашнего утра, полагаю, никто сюда не зайдет. Грузовик и двое рабочих ожидают снаружи. "Ю. С. Роботс" принимает на себя полную ответственность за любые последствия. Но ничего не произойдет. Пусть это будет экспериментальной проверкой, можно полагаться на робота или нет.
Профессор позволил увести себя из подвала. Но и пятью этажами выше, в стенах собственного кабинета, ему по прежнему было не по себе.
Он промокнул белым платком мелкие капли пота на лбу.
- Вы прекрасно знаете, доктор Лэннинг, что законы запрещают использовать роботов на Земле.
- Дело обстоит не так просто, профессор Гудфеллоу. Роботов нельзя использовать на улицах, путях сообщения или в общественных зданиях. Использование же роботов в домах частных лиц или на приусадебных участках связано с таким количеством ограничений, что из этого, как правило, ничего не выходит. Однако университет не попадает ни в ту, ни в другую категорию. Это большое закрытое заведение, которому обычно предоставляют значительные льготы. Если робота будут держать в специальном помещении и использовать только для академических целей и если люди, имеющие доступ в это помещение, согласятся выполнять определенные правила и соблюдать установленные ограничения, то ни один закон не будет нарушен.
- Столько хлопот ради нескольких корректур?
- Поле деятельности этого робота, дорогой профессор, практически безгранично. До сих пор роботов использовали только для избавления человека от утомительного физического труда. А разве в науке нет черновой работы? Если профессор, вместо того чтобы заниматься творческим, созидательным трудом, вынужден тратить две недели своего драгоценного времени на нудную правку корректуры, а я предлагаю вам машину, способную выполнить ту же работу за полчаса, - это, по вашему, мелочь?
- Да, но цена…
- Цена пусть вас не смущает. Купить И Зет Двадцать Семь не может никто. "Ю. С. Роботс" не продает свою продукцию. Но университет может арендовать робота за тысячу долларов в год - это куда дешевле какой нибудь самопишущей приставки к микроволновому спектрографу.
Гудфеллоу ошеломленно смотрел на своего гостя, и тот добавил, закрепляя успех:
- Впрочем, я прошу вас лишь об одном: поставить этот вопрос перед теми, кто у вас уполномочен принимать решения. Если им понадобится дополнительная информация, я всегда к их услугам.
- Что же, - неуверенно проговорил Гудфеллоу, - на той неделе состоится заседание университетского совета. Я расскажу на нем о вашем предложении. Только я ни за что не ручаюсь.
- Само собой разумеется.

Защитник - невысокого роста толстяк - так важно выпячивал грудь, что от этого его двойной подбородок становился еще заметнее. Когда настала его очередь допрашивать свидетеля, он долго разглядывал профессора Гудфеллоу и затем спросил:
- А ведь вы довольно охотно дали согласие?
- Дело в том, что мне не терпелось избавиться от доктора Лэннинга, - живо ответил профессор. - В тот момент я готов был согласиться на что угодно.
- С тем чтобы, как только он уйдет, сразу же позабыть про свое обещание?
- Видите ли…
- Но ведь это вы предложили университетскому совету арендовать робота?
- Да.
- Следовательно, ваше согласие вовсе не было отговоркой. Вы дали его охотно и сдержали свое обещание.
- Я действовал согласно принятой у нас процедуре.
- И вы вовсе не были так уж напуганы роботом, как это пытались здесь представить. Вы знаете Три Закона Роботехники, и они вам были известны еще до той встречи с доктором Лэннингом?
- Мм, да…
- Потому то вы так легко и согласились оставить робота без присмотра?
- Доктор Лэннинг уверил меня…
- Но будь у вас хоть малейшие сомнения, вы не удовлетворились бы его заверениями, не так ли?
- У меня были все основания полагаться на слово…
- Вопросов больше не имею, - прервал его защитник.
Когда профессор Гудфеллоу в еще более, чем прежде, раздраженном настроении покинул свидетельскую скамью, судья Шейн слегка наклонился вперед и спросил:
- Поскольку я не специалист по роботам, то мне Хотелось бы узнать точный смысл Трех Законов Роботехники. Не мог бы профессор Лэннинг процитировать их суду?
Доктор Лэннинг в этот момент о чем то шептался с сидевшей рядом седовласой женщиной. Вздрогнув от неожиданности, он встал. Женщина подняла голову - ее лицо было совершенно непроницаемо.
- Хорошо, ваша честь, - сказал доктор Лэннинг, сделал паузу, точно собирался произнести длинную речь, и заговорил, четко выделяя каждое слово:
- Первый Закон: робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. Второй Закон: робот должен повиноваться приказам, которые отдает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. Третий Закон: робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму Законам.
- Понимаю, - сказал судья, что то быстро записывая. - И эти законы определяют поведение каждого робота?
- Каждого, без исключения, Любой специалист может это подтвердить.
- В том числе, робота И Зет Двадцать Семь?
- Да, ваша честь.
- Возможно, вам придется повторить это утверждение под присягой.
- Я готов, ваша честь.
Он сел.
Его седовласая собеседница, Главный Робопсихолог компании "Ю. С. Роботс" доктор Сьюзен Кэлвин, поглядела на своего начальника без особого почтения. Впрочем, люди редко пользовались ее расположением.
- Показания Гудфеллоу были точными, Альфред? - спросила она.
- В целом, да, - пробормотал Лэннинг, - правда, он вовсе не был так уж напуган роботом, а когда услышал цену, то вполне был готов по деловому обсуждать мое предложение. Но в остальном он не слишком уклонился от истины.
- Было бы разумнее назначить более высокую цену, - задумчиво проговорила доктор Кэлвин.
- Мы старались пристроить Изи.
- Знаю, Возможно даже, что перестарались. Они представят это так, словно мы преследовали какие то свои цели.
- Так оно и было, - раздраженно заметил доктор Лэннинг. - Я сам это признал на заседании университетского совета.
- Они могут представить дело так, словно мы признались в одних замыслах, чтобы скрыть другие, более тайные.
Скотт Робертсон, сын основателя "Ю.С. Роботс" и владелец контрольного пакета акций, наклонился к Сьюзен Кэлвин с другой стороны и произнес оглушительным шепотом:
- Если бы вы заставили Изи рассказать, как все было на самом деле, мы бы сейчас знали, что к чему.
- Вам же известно, мистер Робертсон, что он не в состоянии говорить об этом.
- Так заставьте его! На то вы и психолог, доктор Кэлвин. Заставьте его говорить.
- Коль скоро я психолог, мистер Робертсон, - сухо произнесла Сьюзен Кэлвин, - так позвольте уж мне самой решать. Я не допущу, чтобы моего робота принуждали к опасным для него действиям.
Робертсон нахмурился, но, прежде чем он успел что то сказать, судья Шейн постучал молоточком, и разговор пришлось прекратить.
Теперь показания давал Фрэнсис Харт, декан филологического факультета; это был полнеющий мужчина в безукоризненном темно сером костюме строгого покроя. Розовую лысину декана пересекали несколько жиденьких прядей волос. Он сидел, чуть откинувшись, аккуратно сложив руки на коленях, и время от времени натянуто улыбался.
- Впервые о Роботс И Зет Двадцать Семь я услышал от профессора Гудфеллоу на заседании университетского совета, - начал он. - Позднее, десятого апреля прошлого года, мы посвятили этому вопросу специальное заседание, на котором я был председателем.
- У вас сохранился протокол?
- Видите ли, - сухо улыбнулся декан, - мы не вели протокола. Наше заседание носило конфиденциальный характер.
- Что же произошло на этом заседании?

Сидя на председательском месте, декан Харт чувствовал себя не вполне уверенно. Заметно нервничали и другие члены совета. Один лишь доктор Лэннинг являл собой картину безмятежного спокойствия, Худой и высокий, с копной седых волос, он был похож на портреты президента Эдрю Джексона.
На столе перед членами совета лежали образцы заданий, выполненных роботом. Профессор физической химии Мэйнотт с одобрительной улыбкой разглядывал вычерченный Изи график.
Харт откашлялся и сказал:
- Робот, несомненно, способен компетентно выполнять определенную черновую работу. Перед заседанием я просмотрел эти образчики и должен заметить, что ошибок в них практически нет.
Он взял со стола длинные бумажные полосы, примерно втрое длиннее обычной книжной страницы. Это были типографские гранки, в которые авторы вносят исправления, прежде чем текст будет сверстан окончательно. Широкие поля гранок пестрели четкими корректурными знаками. Отдельные слова в тексте были вычеркнуты, а вместо них на полях были написаны другие таким красивым и четким шрифтом, что казалось, будто они тоже напечатаны. Синие чернила указывали, что ошибку допустил автор, красные - наборщик.
- Я полагаю, что ошибок нет не только практически, - сказал Лэннинг. - Готов поручиться, доктор Харт, что их нет вовсе. Я не знаком с текстом, но совершенно уверен, что корректура проведена безукоризненно. Если же рукопись содержит ошибки по существу вопроса, то их исправление не входит в обязанности робота.
- С этим никто и не спорит. Однако робот в нескольких местах изменил порядок слов, а я не уверен, что правила английской грамматики сформулированы настолько точно, чтобы мы могли надеяться, что поправки робота во всех случаях не исказят смысл.
- Позитронный мозг Изи, - ответил Лэннинг, обнажая в улыбке крупные зубы, - вобрал в себя содержание основных работ в области грамматики. Убежден, что вы не можете указать хотя бы на одну неверную поправку.
Профессор Мэйнотт оторвался от графика.
- Я хочу спросить, доктор Лэннинг, а зачем вообще для этой цели нужен робот, учитывая неблагоприятное общественное мнение и связанные с этим трудности? Уверен, что успехи науки в области автоматизации позволяют вашей фирме сконструировать вычислительную машину обычного и всеми признанного типа, которая была бы способна держать корректуру.
- Разумеется, это в наших силах, - сухо ответил Лэннинг, - но для такой машины потребуется кодировать текст при помощи специальных символов, а затем переносить его на перфоленту. Машина будет выдавать поправки тоже в закодированном виде. Вам понадобятся программисты для перевода слов в символы и символов в слова. К тому же, такая машина ни на что другое не будет способна. Например, она не сумеет вычертить график, который вы сейчас держите в руках.
Мэйнотт что то пробурчал себе под нос.
- Гибкость и приспособляемость - вот важнейшие черты робота с позитронным мозгом, - продолжал Лэннинг. - Роб
Страница 1 : Страница 2 : Страница 3 : Страница 4 :


Робби. Айзек Азимов
  • ...
  • НАЗАД

    Как потерялся робот. Айзек Азимов
  • ...
  • ВПЕРЁД

    Возможно Вас заинтересует:

    Робби. Айзек Азимов